Разгром нацистской Германии - это действительно событие, заслуживающее больших празднований. Однако за празднование на этой неделе окончания Второй Мировой войны в Москве было заплачено такой ценой, о которой посол Российской Федерации в Ирландии Владимир Рахманин предпочел забыть (см. номер 'The Irish Times' от 6 мая).

Эта победа укрепила позиции Сталина в Советском Союзе и за его пределами. Распространение коммунизма сопровождалось уничтожением миллионов жизней, оно принесло неизмеримые страдания странам центральной и восточной Европы.

Стоит вспомнить, что раздел Европы, который был символически преодолен с падением Берлинской стены в 1989 году, стал тяжелым наследием сталинской войны против Гитлера.

Посол пишет, что в войне 'победили все члены коалиции, все ... кто оказался достаточно сильным, решительным, человеколюбивым и готовым восстать против бесчеловечной силы'.

Можно ли сюда отнести жертвы массовых расстрелов в Катыни в марте 1940 года, когда сталинские опричники жестоко уничтожили более 4 000 офицеров польской армии?

Следует ли рассматривать пакт Молотова-Риббентропа от 1939 года как часть Великой Отечественной войны, или это был нацистско-советский союз, позволивший России вторгнуться в 1939 году в Польшу и в прибалтийские государства, и ставший еще одним свидетельством великой стратегической мудрости генералиссимуса Сталина?

А как насчет польского восстания 1944 года, когда Советская Армия пассивно выжидала, стоя на подступах к городу и наблюдая за тем, как нацисты истребляли население города, уничтожив в итоге 200 000 человек?

Никто не сможет принизить страдания многих простых людей в Советском Союзе во время войны, и посол прав, напоминая нам о том, что ни одна другая страна не потеряла столько своих граждан. Но должны ли мы в связи с этим забывать о страданиях сталинских жертв?

Если русский солдат выживал в плену у нацистов, его могли убить по возвращении в Советский Союз, поскольку он считался там предателем.

Трагедия состоит в том, что первыми жертвами советского режима всегда становились советские люди. Если и существовало такое понятие как советский народ, не в его интересах было вести борьбу за спасение Советского Союза.

Все дело в том, что этот репрессивный режим мало заботился о выживании собственного народа. Неудивительно поэтому, что ни один демократ в России и других странах не скорбел о его кончине в 1991 году.

Посол утверждает, что 'мы не делили победу на части в 1945 году'. А что, не было встречи в Ялте, которая дала Советскому Союзу собственную сферу влияния? Неужели такие страны, как Польша, Эстония и Литва добровольно стали составной частью советской империи?

Окончание войны не привело к окончанию страданий. Сталинская победа проложила дорогу к расширению советской империи. Сталинское господство было навязано странам центральной Европы и Прибалтики.

На Западе 1945 год стал годом победы добра над злом, а в сталинской части Европы зло разгромило зло.

Данное утверждение ни в коей мере не умаляет ужасов нацистской Германии. Ложное противопоставление нацистского режима прогрессивному коммунистическому режиму Советского Союза стало одним из заклинаний советской пропаганды, которое так же ошибочно, как и опасно.

Демократия не смогла бы пустить корни в Германии после окончания Второй Мировой войны без преодоления прошлого. Это была искренняя попытка немецкого народа примириться с прошлым. Подобным же образом, демократии в России угрожает некритичное отношение к войне ее историографии советского стиля.

Достойно сожаления то, что политическая элита в путинской России не сумела воспользоваться 60-й годовщиной окончания Второй Мировой войны для критических размышлений о российской истории, а вместо этого торжественно праздновала ее имперское величие. Величие демократической России нельзя измерять только ее военными достижениями, это величие также измеряется ее готовностью откровенно признать свои исторические ошибки.

Стефан Ауэр в настоящее время является директором дублинского Европейского института, находящегося в университетском колледже Дублина. Он автор книги 'Liberal Nationalism in Central Europe' (Либеральный национализм в Центральной Европе) (Routledge, 2004)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.