'Я отношусь к России, конечно, более критично, чем канцлер', - говорит 61-летний Гернот Эрлер, заместитель председателя фракции СДПГ в Бундестаге, считающийся знатоком России среди политиков. Урожденный берлинец, ныне живущий во Фрайбурге, он является кем-то вроде слависта у Герхарда Шредера.

За политикой канцлера в отношении России Эрлер следит с критической солидарностью. 'Очень важно работать с Россией, потому что только так можно влиять на нее', - говорит он. В то же время он видит границы возможностей этого влияния. Однако он знает, что Герхард Шредер слушает его, когда речь заходит о России.

Берлин хочет оказывать влияние

Эрлер слишком хорошо знает свой восточно-европейский регион, чтобы воспринимать его без всякой критики. В 60-е годы он изучал в Свободном немецком университете историю, славянские языки и политологию, с 1969 г. во Фрайбурге был научным сотрудником и одним из тех, кто вел семинары по восточно-европейской истории. После прихода к власти канцлера Вилли Брандта в 1970 г. он вступил в СДПГ, а в 1987 г. стал председателем фрайбургской партийной организации. С точки зрения российских граждан, Владимир Путин получил невероятно большую власть, - говорит Эрлер. 'Но когда возникают проблемы, то вся система дает сбой'.

Путину неоднократно приходилось обнаруживать свое бессилие. Так, например, было во время гибели подводной лодки 'Курск' в 2000 г., во время взятия заложников в московском театре мюзиклов в 2002 г. и в ходе страшного нападения чеченских террористов на школу в Беслане в прошлом году. 'В ответ у Путина всегда срабатывает один рефлекс: мне нужно больше власти'. Но точно так же можно прийти и к противоположному выводу. 'Потому что проблема, на самом деле, заключается в том, что никто не берет на себя ответственность'. Берлин хочет попытаться оказать влияние в этом вопросе. 'Мы не считаем, что чрезмерный централизм может принести успех', - говорит Эрлер.

'Только благая весть'

Хорошее отношение Шредера к Путину не ведет автоматически к положительным результатам, - доказательства тому Эрлер видит и в недавних событиях. Так, после трагических событий в Беслане во время своей встречи со Шредером в Гамбурге и во дворце Готторф в декабре 2004 г. Путин согласился на 'критический диалог' по вопросу, не эффективнее ли будет для борьбы с терроризмом поделиться ответственностью с регионами. Однако окружение президента, например его уполномоченный по Чечне Дмитрий Козак, ничего не знали об этом, когда через несколько недель после этого приехали в Берлин. 'Нам все время приходится объяснять людям Путина, о чем мы с ним договорились', - говорит Эрлер. Так, российский президент также забыл проинформировать Михаила Горбачева, являющегося от российской стороны руководителем 'Петербургского диалога', о том, что достигнута договоренность о проведении подробной дискуссии о преимуществах и недостатках централизма и федерализма. 'Путин, наверное, думал, что Шредеру это нужно лишь как благая весть для встречи в верхах. Что мы этого действительно хотим, его удивило'.

Никакой реакции из Кремля

После теракта в Беслане Эрлер выступил за общий для всего Кавказа пакт о стабильности. Путин в своей речи после кровавой развязки в Беслане не только выдвинул свои мрачные теории заговора, но и назвал питательной почвой терроризма социальные условия на Северном Кавказе, поэтому Эрлер хотел ухватиться за эту ниточку. Но сегодня он признает, что эта идея неосуществима, - у Москвы слишком большие опасения, что суверенитет России окажется под угрозой, и слишком велики опасения российского господства у соседних государств на Кавказе.

И все же Путин и Шредер договорились, что для улучшения отношений Москвы с северокавказскими республиками Германия могла бы оказывать помощь своими консультациями. Кроме того, Берлин предложил обучать административный персонал для Северного Кавказа. Но до сих пор Кремль никак не реагирует на эти предложения, хотя Путин и приветствовал их. В Берлин незамедлительно поступил лишь список необходимого медицинского оборудования. 'Путин должен заметить: они понимают все конкретно', - говорит Эрлер. Он хочет повлиять на канцлера, чтобы тот был настойчивее.

'Россия идет'

И в других случаях германо-российское сотрудничество не такое уж безоблачное, как кажется по совместным выступлениям Путина и Шредера - в последнее время на Ганноверской ярмарке и 9 мая в Москве. Так, Путин дал понять канцлеру, что покупка концерном Siemens российского предприятия 'Силовые машины' не представляет никакой проблемы. Но через несколько дней соответствующее российское ведомство ответило отказом. 'Мы преувеличиваем возможности Путина в реализации своих решений', - говорит Эрлер.

Эрлер, специалист по внешней политике, параллельно являющийся куратором сотрудничества гражданских обществ обеих стран, описал свои критические взгляды в отношении России на примере трех случаев. Это трагедия в Беслане, конфликт вокруг арестованного нефтяного миллиардера Михаила Ходорковского, приговор которому будет вынесен в ближайшее время, и 'оранжевая революция' на Украине, которую 'старший брат', Россия, воспринимает как поражение и вызов себе. Эрлер назвал свою книгу 'Россия идет', и объясняет это тем, что свои надежды он связывает, прежде всего, с молодежью. Но в демократическую революцию, как на Украине, Эрлер не верит. 'Нет запала', - говорит он.

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Владимир Путин: между иллюзиями и реальностью ("Handelsblatt", Германия)

Гернот Эрлер: Россия идет ("Frankfurter Rundschau", Германия)

'Контрпродуктивное письмо' ("Die Tageszeitung", Германия)

Эрлер: Россия остается надежным партнером ("Deutschlandfunk", Германия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.