Американский президент Джордж Буш вылил на военный парад российского президента Владимира Путина в честь 60-й годовщины окончания Второй Мировой войны ушат холодной воды, когда заявил, что Соединенные Штаты отвергают Ялтинские соглашения, по которым Москва получила послевоенный контроль над Восточной Европой. У Путина были все основания для недовольства.

Встреча в Ялте состоялась в феврале 1945 года, а Буш родился в июне 1946 года. Вероятно, поэтому ему было трудно понять, что Ялта просто признала реалии того времени, а именно тот факт, что Москва уже контролирует Восточную Европу. А как насчет многочисленных уступок Москвы в Ялте? Можно ли и их отменить?

Если бы не эти уступки, огромное количество других территорий - Греция, Турция, Иран, Манчжурия, Финляндия, Берлин, значительно большая часть Германии, Австрия, весь Корейский полуостров и даже северный остров Хоккайдо могли попасть под полный или частичный контроль Советского Союза.

Англоцентристское зрение стопроцентно, когда речь идет о его собственных уступках, но оно резко падает, когда речь заходит об уступках противоположной стороны. У наших японских друзей та же проблема, и не случайно.

То же самое можно утверждать о признании той роли, которую Советский Союз сыграл в достижении победы над Адольфом Гитлером. Англоцентристы все свое внимание сосредоточили на победах союзников в северной Африке и Италии в 1943 году, и особенно на высадке союзного десанта в Нормандии в 1944 году. Некоторые даже считают эти события решающими в разгроме Германии. Но все эти битвы кажутся лишь интермедиями в сравнении со Сталинградом и прочими советскими сражениями, проходившими на Восточном фронте в то же самое время.

Гитлер бросил 80 процентов своей военной мощи, в том числе, трехмиллионную нацистскую армию на разгром Советского Союза, и все оказалось тщетно. Если бы хоть малая часть этих усилий была обращена против войск союзников в Западной Европе и северной Африке, сегодня не было бы всех этих разговоров о великолепных победах союзнических сил. Все мы учили бы сегодня немецкий.

Только в решающей Курской битве в июле 1943 года участвовали более 50 немецких дивизий. И более половины их были уничтожены, что создало условия для наступления советских войск на Берлин.

Тем временем, войска союзников, высадившиеся в тот же самый период в Сицилии (а эту высадку многие считают поворотным моментом в войне против Гитлера), столкнулись с сопротивлением всего двух немецких и нескольких крайне слабых итальянских дивизий.

Во время высадки в Нормандии, которую называют еще одним переломным моментом, союзникам противостояли всего 200 000 немецких войск и горстка танковых дивизий. Но в одной только Курской битве Советы столкнулись с 800000 вражеских войск и 3000 танков и уничтожили их.

К моменту встречи в Ялте в 1945 году США и Британия совершенно отчетливо признавали, что весь мир в долгу перед Советами за их роль и страдания в деле разгрома Гитлера. А Уинстон Черчилль писал в то время: 'Когда в комнату вошел Сталин, мы все поднялись и по какой-то причине встали по стойке 'смирно''.

Похоже, что сегодня большая часть этой истории забыта. Нам постоянно напоминают о жестокости немцев в отношении европейских евреев. Для этого даже есть свое слово - 'холокост'. Но ни слова не говорится о таких же чудовищных жестокостях в отношении миллионов советских мирных жителей и военнослужащих, захваченных фашистами в плен. Их душили в газовых камерах, расстреливали и морили голодом. Если бы не их жертвы, сегодня к западу от Урала не осталось бы ни одного живого еврея.

Кто-то говорит, что неуклюжие попытки Москвы умиротворить Германию подписанием Пакта Молотова-Риббентропа в 1939 году сыграли свою роль в последующих военных трудностях СССР. Но Советы могут возразить - и делают это, говоря о том, что западное умиротворение Гитлера в Мюнхене, которое имело место еще раньше, в конечном итоге нанесло больше вреда.

В Москве, где я работал в начале 60-х годов, все еще были сильны чувства обиды. Одна из причин - неимоверный дисбаланс потерь между Советским Союзом и Западом в борьбе против Гитлера. Соотношение военных потерь было 9 к 1. Общее число советских потерь в войне составляло более 20 миллионов человек. А материальный ущерб просто не поддавался подсчету.

Чувства негодования распространялись и дальше. Как и некоторые японцы, многие хотели верить, что и в Мюнхене, и в других местах Запад преднамеренно поощрял Гитлера вести наступление на восток, а не на запад.

Долгое время существовали подозрения, что прогерманские элементы в Лондоне пытались заключить перемирие с Гитлером, что позволило бы нацистам сосредоточить еще больше сил и средств на Восточном фронте. Все хорошо помнят высказывание бывшего президента США Гарри Трумэна от 1941 года о том, что он счастлив, наблюдая за тем, как немцы и русские уничтожают друг друга.

Особое негодование вызывала задержка союзников с открытием второго фронта против Гитлера. Вначале они обещали открыть его в 1942 году, затем в 1943-м. В течение двух долгих лет Москва практически в одиночку была вынуждена нести на себе всю тяжесть нацистского натиска. В этом плане одним из положительных моментов стало решение Японии отказаться от планов наступления на Сибирь в пользу наступления на Китай.

Когда в конце концов в середине 1944 года в Нормандии был открыт Второй фронт, советские войска уже наступали на Берлин. Кое-кто считает, что и высадки в Нормандии не произошло бы, если бы советские войска не находились уже в Восточной Европе, ведя наступление на запад.

Последним оскорблением стала Ялта, где измотанный войной и ослабленный Советский Союз был вынужден отказаться от многих плодов своей огромной ценой завоеванной победы - в первую очередь, от планов будущего контроля над Германией.

Да, ничем нельзя оправдать последовавшей затем жестокости советского поведения в отношении народов Восточной Европы. Но Москва, по крайней мере, могла заявить, что многие из этих народов помогали Гитлеру или сквозь пальцы смотрели на его наступление на восток, и что она имеет полное право действовать так, чтобы исключить повторение подобных событий. Россия последовательно лишается данного права по мере постепенного вхождения этих стран в состав НАТО.

А у Америки нет подобных оправданий своим действиям в послевоенные годы по распространению своей гегемонии на соседние страны Латинской Америки.

Грегори Кларк - бывший австралийский дипломат, ныне являющийся вице-президентом Международного университета Акита

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.