Член СвДП Отто Граф Ламбсдорф (Otto Graf Lambsdorff) критикует обвинительный приговор на процессе по делу ЮКОСа. Нет никаких доказательств, доказывающих преступления, в совершении которых обвиняется Михаил Ходорковский. Характер процесса напоминает ему показательные процессы 30 годов.

Дорис Симон: Господин Ламбсдорф, как Вы отнеслись к этому процессу?

Отто Граф Ламбсдорф: Этот процесс был для меня примером избирательного правосудия, это означает, что принимаются меры в отношении одного человека, в данном случае - это Ходорковский, ему выносят обвинения, которые в России можно предъявить очень многим олигархам, сделавшим большие состояния в 1990 году. Для меня этот процесс был нарушением международного и российского права, и я, конечно, с интересом следил за тем, как Совет Европы в одном из своих решений заклеймил позором то, как вели процесс, заклеймил нарушение прав человека, а также нарушение российского и международного права.

Дорис Симон: Вы говорите об обвинениях, которые можно предъявить многим олигархам, но ведь за уклонение от уплаты налогов в миллиардных суммах, за отмывание денег, мошенничество - за это может предстать перед судом любой человек и в Германии.

Отто Граф Ламбсдорф: Это, разумеется, правильно, но на этом процессе ничего из этого доказано не было, на этом процессе отклонялись все доводы защиты. Защите был усложнен доступ к обвиняемому. В одном случае конфискуются документы в офисе защиты, в другом, при выходе из тюрьмы, - записи, сделанные защитниками во время беседы с обвиняемым.

Это возмутительнейший скандал, когда любой человек, хоть как-то разбирающийся в законах, вынужден говорить, что так дело не пойдет. Повторюсь: если действительно имело место уклонение от уплаты налогов и искажение отчетности, что в высшей степени неправдоподобно, поскольку ЮКОС был российским концерном, который больше других был ближе к западным стандартам отчетности, почему тогда меры принимаются только в отношении Ходорковского? Причина заключается в том, что Ходорковский сказал, что хочет поддержать партии, критикующие Кремль, путинскую партию, что хочет поддержать либеральные партии. Когда об этом стало известно, против него были использованы все средства, которые теперь приведут к вынесению приговора.

Дорис Симон: Подобные действия органов юстиции - Вы их ожидали с самого начала или же они стали для Вас неожиданностью?

Отто Граф Ламбсдорф: Нет, это было для меня неожиданностью. Я все же думал, что Россия не станет снова возвращаться в такой степени к временам показательных процессов тридцатых годов. Мне было ясно, что, например, содержание в российских тюрьмах подследственных не соответствует нашим стандартам. Мне было понятно, что на суды все еще оказывают влияние, в частности, государство, Кремль, если говорить яснее. В России нет независимого суда, в этом уже многие убедились. Все это было понятно, но то, что это будет в таких масштабах, что все будет подстегивать такая жажда мести, было для меня все же сюрпризом.

Дорис Симон: Чем Вы можете объяснить жажду мести?

Отто Граф Ламбсдорф: Единственная причина заключатся в том, чтобы не позволить никому выступать против Кремля в политическом плане, против власти, как это говорят в России. Вы это видите также по тому обстоятельству, что в России больше не существует свободы прессы, что страна снова встала на путь авторитаризма и в результате уже давно лишилась возможности быть для кого-то стратегическим партнером. Мы хотим иметь демократического, миролюбивого соседа с рыночной экономикой, и если бы это было так, то было бы хорошо. Но Россия идет все дальше по пути в обратном направлении, и процесс против Ходорковского является примером того, как не должно быть.

Дорис Симон: Президент России Путин, что касается дела Ходорковского, дал ясно понять, чего он ждет от органов юстиции. Совершено открытый разговор об этом, ничего не утаивая, эта четкость - какой вывод Вы из этого делаете?

Отто Граф Ламбсдорф: Из этого я делаю вывод, что указания суду теперь передаются не только с помощью так называемой 'телефонной юстиции', то есть, когда из Кремля звонят, а суд принимает соответствующее решение, но и с помощью открытых намеков, заявлений и замечаний президента. Независимого суда, повторю еще раз, к сожалению, не существует. Это ясно продемонстрировал данный случай. Острой критике был подвергнут весь ход процесса со стороны международных наблюдателей, вообще не имевших ничего общего с господином Ходорковским или ЮКОСом. Это лишь ясно показало, что независимого и надежного судопроизводства в Москве, к сожалению, не существует.

Дорис Симон: В России многие одобряют процесс против Михаила Ходорковского. Для многих людей это человек, бесстыдно обогатившийся за короткое время, а его защитники, такие как Вы, видят в этом аргумент, будто получили пользу от этого богатства и потому защищают. Что вы говорите таким людям?

Отто Граф Ламбсдорф: То, что олигархов в России в целом не любят, - известно, и это понятно. Кстати, есть немало людей, которые высоко ценят учреждения социального назначения, созданные Ходорковским, и пособия которые он давал этим социальным учреждениям. Об этом тоже говорят и об этом известно. Но верно то, что в России существуют сомнения и критическое отношение ко всем олигархам. Только один из них сидит в тюрьме, а другой может покупать футбольный клуб 'Челси' и путешествовать по миру на своих собственных самолетах и яхтах.

Дорис Симон: Немецкая промышленность, работающая на рынке России, молчит по поводу процесса против Ходорковского, как и канцлер Германии. Как Вы это можете объяснить?

Отто Граф Ламбсдорф: Канцлер Германии, к сожалению, не только молчит. Он даже сказал, что речь идет о нормальных с правовой точки зрения и благоразумных вещах. Это больше, чем молчание. Я эту позицию не в состоянии объяснить просто по той причине, что немецкой промышленности в случае нужды тоже потребуется независимое судопроизводство. Если в России есть разногласия межу собой или с российскими органами власти, необходимо иметь возможность пойти в суд и добиться беспристрастного приговора. Это в данных условиях в высшей степени трудно и сложно. Но я должен отметить, что есть и представители немецкой промышленности, следящие за процессом против Ходорковского с озабоченностью. Речь в данном случае идет не о политических разногласиях. Она идет также о рационализации сырьевых ресурсов, в данном случае - нефти. Речь также идет о том, что верх снова одержит государственная экономика. Ведь ЮКОС не одинок, есть другие случаи, которые ясно показывают, что российское руководство снова хочет взять экономику под свой контроль, отказаться от приватизации. Есть желание пересмотреть итоги приватизации, и это, конечно, беспокоит представителей экономики и компаний.

Дорис Симон: Какой вывод Вы делаете из позиции канцлера Германии? В ней - страх нанести вред хорошему климату?

Отто Граф Ламбсдорф: Очень сложно сказать. Оба поддерживают личные дружеские отношения, против этого ничего не скажешь. Канцлер выясняет за закрытыми дверями также вещи критического характера. Но я могу лишь сказать, что канцлер, например, заявил публично о законности избрания чеченского президента. Все это вещи, для меня полностью несовместимые, и я думаю, что Федеративная Республика Германия имеет все основания выступить также с политической точки зрения за соблюдение прав человека, законности. Это должен был бы сделать и немецкий канцлер. Нас обязывает вести себя так наша история. Мы не должны иметь дело, закрыв глаза, с диктаторскими или военными режимами, по меньшей мере, не сказав, что мы это видим и относимся критически.

Дорис Симон: Обвиняемый Михаил Ходорковский признан виновным. Каким Вы видите окончательный приговор?

Отто Граф Ламбсдорф: Наказание в виде лишения свободы на длительный срок. Иного я тоже не вижу. Этого ждут также все наблюдатели в Москве, об этом можно прочитать во всех газетах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.