После периода обманчивого спокойствия в российской экономике снова началась битва за власть. Всего лишь одним примером из многих является недавний удар, нанесенный по менеджеру-нефтянику.

Нефтяной король Михаил Ходорковский встал со скамьи в своей клетке с решетками, когда адвокат стал шептать ему о том, что же произошло. Процесс в Москве - Ходорковскому грозит заключение сроком на десять лет - отошел в эти секунды для бывшего мультимиллиардера на второй план. 'Буров? Но ведь он всегда был сама пристойность. Он нам помогал в самые трудные моменты. Держите меня в курсе'.

Сергей Буров, заместитель генерального директора западносибирской нефтяной компании 'Юганскнефтегаз' и долгие годы - топ-менеджер в империи ЮКОС Ходорковского, был за несколько часов до этого сражен пулей. Телохранители в западносибирском городе Нефтеюганск не заметили преступника, когда менеджер в восемь часов утра выходил из своей машины. Буров лежит с тяжелым огнестрельным ранением в больнице. Преступнику удалось скрыться. В последний раз покушение в нефтяной столице Нефтеюганск, окруженной болотами и тайгой, под которыми залегает нефть, имело место в 1998 году. Тогда прямо на улице был расстрелян мэр города.

В России снова мешаются кровь и нефть. Идет ожесточенная схватка за передел собственности. Зачастую она заканчивается смертью соответствующего конкурента. Ставки высоки, речь идет о доле в капитале компаний или в сырьевых ресурсах стоимостью не один миллиард долларов. Высокие цены на нефть, газ и сталь, являющиеся основным источником доходов российской экономики, пробуждают алчность. В этом принимает участие государство.

В начале девяностых годов, когда шла приватизация российской экономики, покушения были обычным делом. Сегодня после периода обманчивого спокойствия они начались снова.

И атакам подвергается самая верхушка. Анатолию Чубайсу, председателю правления электроэнергетического монополиста 'Единые энергетические системы' (ЕЭС), посчастливилось после покушения остаться в живых. Взрывное устройство сдетонировало на обочине дороги, когда мимо проезжала его машина. Позднее Чубайс сказал, что на него было совершено уже четыре покушения.

На жизнь предпринимателей посягают еще чаще, чем десять лет назад, говорит Леонид Кондратюк, занимающийся в российском Министерстве внутренних дел расследованием подобных преступлений. По подсчетам криминалиста Кондратюка, в год совершается от 500 до 700 заказных убийств: 'Это лишь официальная цифра, в действительности она в два-три раза больше'. Другой эксперт, Валентин Степанков, считает, что совершается до 5000 заказных убийств. У официальной статистики преступлений - проблемы с учетом этой категории правонарушений.

Россия по количеству заказных убийств занимает второе место в мире после Южной Африки. Каждый год убивают 33000 человек, это соответствует соотношению 34 убитых на 100000 жителей, что в три раза больше, чем в Западной Европе. По данным Генеральной прокуратуры, в России действуют более 10000 мафиозных группировок. Мафия и органы безопасности, такие, как милиция и спецслужба ФСБ, работают рука об руку.

Действительно, в рубрике 'Происшествия' в московской газете 'Коммерсант' можно почти каждый день видеть сообщения 'Расстрелян предприниматель', 'Убит медиа-магнат', 'Смерть в лифте' или 'Бомба для бизнеса'.

Это не отвечает стремлению России считать себя цивилизованным государством сообщества, придерживающегося западных ценностей. Россия - член 'Большой восьмерки' и добивается членства во Всемирной торговой организации (ВТО).

Российские предприниматели при президенте Путине больше не чувствуют себя в безопасности. Глава Кремля вызывает тревогу, ставя под вопрос собственность олигархов, российских капитанов экономики. А когда затем он начинает говорить еще и о 'стратегических отраслях, который должны оставаться под контролем государства', тогда все вообще становится непонятным. 'У нас нет понятных правил игры', - жалуются предприниматели.

Путин выступает за дальнейшую национализацию сырьевых ресурсов. Это сигнал для всей экономики. Понятие собственности в России становится в связи с этим относительным на всех уровнях. Претензии какого-нибудь конкурента по бизнесу на чужое добро растут. Это начинается с борьбы за какой-нибудь киоск и кончается войной за нефтяной концерн.

В таком противоборстве все чаще оказываются замешанными и чиновники. Они нередко чувствуют себя предпринимателями или хотят стать ими. Они сидят за рычагами управления. Например, тот, кто выдает в Министерстве природных ресурсов лицензии на эксплуатацию месторождений нефти и газа, распоряжается миллиардами долларов. Его официальная зарплата составляет 1000 долларов в месяц.

Начал Путин с крупнейшего нефтяного концерна страны ЮКОС. Это был превосходно организованный перевод концерна в собственность государства. Налоговые полицейские и прокуратура сменяли друг друга, пока ЮКОС не стал банкротом, а его руководство не оказалось в тюрьме или в эмиграции. За состояние стоимостью 30 миллиардов евро борются только кремлевские группировки.

'Юганскнефтегаз', предприятие, правление которого возглавлялa жертва покушения Буров, было сердцевиной ЮКОСа. Между тем, новым собственником компании 'Юганскнефтегаз' стал государственный нефтяной концерн 'Роснефть'. Руководство 'Роснефти' входит в команду руководства Кремля.

Иностранцы в боях за передел собственности особой защитой не пользуются. Однако в своем большинстве они работают в нишах, где масштабы столкновений и их последствия не столь значительны. У американского предпринимателя Франка Ноймана (Frank Neuman), владельца сети мебельных магазинов Abitare, самым черным моментом в его жизни был день, когда в его офис ворвались люди в масках и заставили передать предприятие его бывшему партнеру по бизнесу. Нойман потерял на 'сделке' пять миллионов долларов. Он бежал в США. Когда он собрался отправиться в Россию еще раз, то понял, с кем имел дело. На границе у Ноймана отобрали паспорт. Он - персона нон грата.

В прошедший четверг был нанесен визит также в Автомобильный дом Trinity Motors на фешенебельной московской улице Тверская. 25 человек, некоторые из них в масках, ворвались в торговое помещение. Они якобы прибыли из Земельного управления президентской администрации. Удостоверений они не показали. Люди посоветовали служащим идти домой. Затем они закрасили окна белой краской и сменили замки.

За недвижимость в прекрасном районе, очевидно, возник спор между Кремлем и компанией Trinity Motors, предприятием, принадлежащим канадцу и двум британцам. 'Речь идет о том, что бюрократы из президентской администрации злоупотребляют своей властью и запугивают иностранного инвестора', - говорит представитель Trinity Motors Руди Амирханьян (Rudy Amirchanian). Кремль по этому поводу комментариев не дает.

В прошлом году только в Москве было 200 случаев такого незаконного захвата фирм. Часто случается так, что друг другу противостоят две группировки, имеющие на руках законное решение суда. Одна группировка приходит в сопровождении подразделения милиции, другая - судебных исполнителей Министерства юстиции. Побеждает сильнейший.

Схватка за собственность ведется с большой жестокостью также по той причине, что в России не функционируют принципы правового государства. Способствует актам насилия слабость органов юстиции. Эксперт-криминалист Кондратюк говорит, что все же проще заказать киллера, чем разрешать спор в суде: 'Процесс занимает много времени. К тому же он стоит дороже, чем кого-то убить'.

В судебных кругах с удовольствием рассказывают такой анекдот: один молодой судья из арбитражного суда спрашивает старшего коллегу: 'Скажите, мне одна партия дала за приговор, который она хотела бы иметь, 20000 долларов. Другая - передала в конверте 30000 долларов. Что мне делать?' - 'Ничего сложного. Верните второй партии 10000 долларов и с чистой совестью принимайте решение'.

Эксперты российского Министерства внутренних дел называют подробный прейскурант гонораров, получаемых киллерами, совершающими заказные убийства. Диапазон - от нескольких сот до нескольких десятков тысяч долларов для профессиональной банды за высокопоставленную жертву, имеющую телохранителей. Как правило, киллеры, совершающие заказные убийства, имеют за плечами подготовку в спецслужбе, в армии или в милиции.

Официальная статистика раскрытия таких преступления составляет пять процентов, что крайне мало. В действительности же милиции часто известны преступники, говорит полковник: 'Информация затем передается контрагентам, разрешающим конфликт между собой'.

До тех пор, пока 40 процентов экономической деятельности в России будет по-прежнему носить незаконный характер, сохранится и питательная почва для борьбы за передел собственности. В ходе опроса, проведенного среди 158 иностранных инвесторов, оказалось, что самым главным препятствием для них является коррупция. Согласно данным российского Института 'ИНДЕМ', каждый год на взятки уходит 36 миллиардов долларов США.

Попытки Кремля вселить в экономику чувство безопасности не смогли изменить настроение. Не устранило напряженность и предложение Путина легализовать выведенные за рубеж капиталы после уплаты налога в размере 13 процентов. Пока климат и репутацию России определяют такие случаи, как дело Сергея Бурова или Михаила Ходорковского.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.