Было бы неплохо, если бы наследники СССР признали его ошибки

Европейский Союз пытается выработать свою международную политику. И отношение к Москве разобщает его членов. Страны, пережившие советское господство, по-прежнему воспринимают Россию как угрозу. В этом и заключается причина их атлантизма, ведь им кажется, что скорее Америка, чем Европа, может служить им защитой. Не имея возможности вернуть назад территории, которые СССР аннексировал в 1939-1940 гг., страны Балтии, Польша, а вскоре, наверно, к ним присоединится и Румыния, хотят, чтобы наследники СССР признали его вину. Это стало бы залогом их безопасности.

Президент Буш во время своего недавнего визита в Латвию поддержал их требования. Зато президент Ширак, принявший участие в торжествах, прославлявших подвиг победоносной Красной Армии, похоже, ратовал за то, чтобы предать их забвению. Долг памяти, к которому мы, обоснованно, всегда готовы воззвать при других обстоятельствах, разве он не существует применительно к преступлениям коммунизма?

23 августа 1939 года Молотов и Риббентроп подписали в Москве так называемый пакт о ненападении между Германией и Советским Союзом. Весть об этом заставила дрогнуть коммунистов на Западе, которые видели в Советском Союзе главный оплот в борьбе с фашистской армией. Это стало неожиданностью и для западных дипломатов. И это странно, поскольку Сталин готовился к такому шагу уже давно. За шесть месяцев до этого он уволил своего министра иностранных дел Литвинова, который, будучи евреем, не мог вести переговоры с нацистами. Советские перебежчики предупреждали в американской прессе о неизбежности заключения пакта, но, к сожалению, никто не воспринял это всерьез. Цель хозяина Кремля заключалась в том, чтобы буржуазные государства сцепились между собой, а потом СССР расправился бы с ослабленным этой схваткой победителем.

Советско-германский пакт о ненападении и параллельно заключенный договор о торговле имели серьезные последствия для хода Второй мировой войны. Во-первых, немцы получили уверенность в том, что не подвергнутся нападению с востока, и это позволило им в мае 1940 года бросить все свои силы на Францию. Указанное обстоятельство еще больше усугублялось тем, что во время блицкрига в баки танков Вермахта и самолетов Люфтваффе было залито поставляемое СССР горючее. В то время и коммунисты всего мира вели себя как верные союзники Гитлера. Во Франции они предприняли попытку саботировать войну за свободу своего отечества. В Соединенных Штатах они выступили против помощи, которую президент Рузвельт оказывал Англии. Все изменилось в июне 1941 года, когда, к величайшему изумлению Сталина, немецкие дивизии вторглись на территорию Советского Союза. 'Чем мы заслужили такое отношение?', - сокрушался Сталин. Он не смог понять, что Гитлер, считая уже выигранной войну на Западе, стремился покончить со своим врагом-союзником на Востоке, прежде чем тот сможет собраться с силами. Так перехитрили того, кто думал, что он самый хитрый!

Назвать соглашение между Гитлером и Сталиным пактом о 'ненападении' можно только оруэлловским языком. Наоборот, здесь речь идет о пакте, предусматривающем нападение на третьи страны. После того как Гитлер вторгся в Польшу, Сталин отдал своим войскам приказ принять участие в расчленении этой несчастной страны. Затем они набросились и на балтийские страны, а также на Бессарабию (румынскую провинцию) и напали на Финляндию, которая оказала мужественное сопротивление. Большинство земель, захваченных таким способом Красной Армией, так никогда и не было возвращено.

В оккупированных районах коммунисты вели себя не менее жестоко, чем фашисты. Немало жителей было насильственно выслано. В Катыни 15 000 польских офицеров получили пулю в затылок за то, что их сочли способными оказать сопротивление будущему коммунистическому режиму. На демаркационной линии между своими и немецкими войсками они расстреливали из пулеметов всех беженцев, главным образом, евреев, которые пытались бежать от преследований нацистов. Они даже дошли до того, что сдали своим союзникам всех немецких антифашистов, бежавших из Германии после прихода Гитлера к власти, как о том свидетельствует Маргарет Бубер-Нойман (Margarete Buber Neuman), супруга бывшего лидера немецких коммунистов.

Как только фашисты напали на СССР, советский народ мужественно встал на его защиту и сумел отбросить захватчиков до самого Берлина. Цена этой победы - около восьми миллионов советских солдат, погибших на полях сражений. Эта чудовищная цифра свидетельствует не только о том, насколько тяжела была задача, но и о жестокости и бесчеловечности сталинских методов. В арьергарде Красной Армии постоянно находились специальные отряды НКВД (предшественника КГБ), которые расстреливали любого бойца, заподозренного в слабости или некомпетентности. Если верховному главнокомандующему нужно было занять какую-то вражескую позицию, он посылал огромное число людей на бойню, подобно тому как это было в самые страшные моменты Первой мировой войны.

Советский Союз обязан своей победой также помощи, которую ему оказал в форме поставок по ленд-лизу Рузвельт. Так он получил от своего американского союзника 3 000 самолетов, 581 корабль, 77 900 джипов, 151 000 малотоннажных грузовых машин и более 200 000 военных грузовиков. Благодаря этому, СССР смог сделать свою армию моторизованной. Сталин получил также 1,5 миллионов километров электрокабеля, 35 000 радиостанций, 380 000 полевых телефонов и несколько заводов под ключ. Все это в то время оценивалось, по меньшей мере, в 9 миллиардов долларов и доставлялось в Мурманск, порт на Баренцевом море, ценой огромных материальных и людских потерь из-за немецких подводных лодок. Долг по этим колоссальным поставкам так никогда и не был выплачен.

Вот всего несколько заслуживающих напоминания фактов. Победоносной Красной Армии, российским руководителям и коммунистам, в частности, французским, есть за что попросить прощения. И напрячь свою память. Вся Европа должна бы в один голос потребовать этого.

Флорен Афтальон - профессор Высшей школы экономических наук и коммерции(ESSEC)

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Уроки истории 'профессора' Путина ("Le Figaro", Франция)

Путин защищает не имеющее оправданий прошлое ("The Weekly Standard", США)

Хотите историю? - Пожалуйста, но только одну! ("Die Zeit", Германия)

В России Путина история - это политика ("The Financial Times", Великобритания)

История по Путину ("United Press International", США)

Наша Великая Отечественная, или Как в путинской России детей учат истории ("France-Presse", Франция)

Россия - недостающее звено в британской мифологии Победы ("The Times", Великобритания)

Где русские были преступниками ("Die Zeit", Германия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.