Город Казань на Волге стал символом мирного сосуществования Ислама и Христианства. Здесь давно не было серьезных конфликтов между религиями.

Столица российской Республики Татарстан, которая летом с большой помпой отмечает свое тысячелетие, является сегодня своеобразным сплавом народов и религий. Перед православной казанской церковью торговцы сувенирами продают исламские четки и картины с сурами из Корана. Скромные женщины в платках прогуливаются по новой пешеходной улице рядом с девушками с бутылками пива в руках и крашеными в яркий светло-русый тон волосами.

Как минимум немного другая кровь в венах

Мусульмане и христиане составляют почти две равные половины казанского населения. Однако, в отличие от Балкан или Кавказа в городе на Волге уже в течение многих поколений не было никаких существенных религиозных или этнических конфликтов. Смешанные русско-татарские браки уже давно стали привычными. 'Вероятно, здесь уже не осталось таких, в чьих венах не текло бы немного крови другой нации', - считает Александр Павлов из Казанской православной епархии.

Мэр Казани Камиль Исхаков управляет из заставленного строительными лесами здания городского правительства скорее не городом с миллионным населением, а огромной стройкой. Незадолго до празднования тысячелетия Казани, которая находится в 800-х километрах восточнее Москвы, можно, по меньшей мере, в центре города повсюду услышать стук пневматических молотков или скрежет экскаваторов. Целые кварталы в историческом центре города сносят целиком и строят заново.

Мы идем европейским путем

'Во времена татарского ханства в Казанском Кремле были лишь мечети, после завоевания города солдатами Ивана Грозного - только церкви', - говорит Исхаков. Сейчас в вечернем небе православные кресты на церковных куполах возвышаются рядом с золотыми полумесяцами. Восстановленная по средневековому образцу мечеть Кул Шариф с ее четырьмя стройными минаретами стала новым символом татарской столицы. Как заявил мэр, городское правительство старается сегодня одинаково относиться к обеим конфессиям.

'Здесь мы идем европейским путем', - говорит Валиулла Якупов, заместитель муфтия Казани и Татарстана. Издавна Ислам на Волге значительно отличался от отправления религиозных обрядов в таких странах, как Саудовская Аравия, 'где даже нельзя перевезти через границу Библию'. Татарские женщины никогда не закрывали лица паранджой и всегда были такими же образованными, как и мужчины. Так как татары столетьями живут в России как меньшинство, терпимость по отношению к христианству является для них само собой разумеющейся, рассказывает он.

Иностранные посланники разжигают религиозные распри

Однако, спорящие между собой российские мусульманские организации уже много лет упрекают друг друга в оказании тайной поддержки фундаменталистам, которых в России называют 'ваххабитами'. Второй по рангу исламский сановник волжской республики Якупов также не отрицает, что радикальные подстрекатели стараются нарушить мир, существующий между конфессиями в Татарстане.

Он объявляет войну иностранным эмиссарам, которые пытаются подкупать большими деньгами мусульманские общины Казани и переориентировать их на фундаментализм: 'Мы не хотим, чтобы отравили нашу молодежь'.

Пока же большинство лозунгов исламских фанатиков затихают, не будучи услышанными в старом университетском городе, в котором учился Лев Толстой, а позже и Владимир Ленин. Татарские националисты, которые на массовых демонстрациях в начале 90-х требовали полной независимости от России, также не смогли настоять на своем. Руководство республики, полностью окруженной русскими землями, прагматично удовольствовалось тогда широкими правами автономии.

Папа Римский хотел приехать в Казань

Из традиционной казанской терпимости выгоду извлекают не только мусульмане и христиане: еврейские семьи со всего СССР на пике советского антисемитизма отправляли своих детей на учебу в Казань, в то время как в Москве и других городах студентов с еврейскими фамилиями не принимали. И даже Папа Римский Иоанн Павел II едва не отправился в поездку по России, о которой он так мечтал. И посетил бы он если не Москву, то уж, по меньшей мере, Казань.

Планировалось, что самолет Папы на обратном пути из Монголии должен был сделать посадку в Поволжье для дозаправки. Там Иоанн Павел хотел передать русской церкви почитаемую как православными, так и католиками икону Казанской Божьей Матери, которая много лет находилась в его частных покоях. Визит Папы Римского на Волгу не получился. И все же Ватикан, не без активной помощи мусульманской политической элиты Татарстана, подарил икону, и, возможно, Казань скоро станет вновь не только центром русского Ислама, но и одним из святейших городов Православия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.