7:30, июльское утро, суббота. На живописном берегу озера Селигер, расположенного в 360 километрах к северо-западу от Москвы в Тверской области, 3 000 молодых заспанных россиян выбираются из своих палаток, разбитых под высокими березами. На утренний сбор и зарядку их призывают гремящие раскаты российского национального гимна. Селигерский лагерь предлагает своим жителям юного возраста турпоходы, плавание, занятия спортом и приготовление пищи на костре. Однако есть у этого лагеря и свое отличие. Его организатор - новое политическое молодежное движение 'Наши'. А целью создания такого лагеря, наряду с летним отдыхом и весельем на природе, является воспитание у молодых людей патриотического задора, чему служат серии лекций и семинаров.

Организация 'Наши' родилась в начале этого года в качестве ответа Кремля украинской оранжевой революции, в ходе которой тысячи людей вышли на улицы, чтобы поддержать своего прозападного лидера оппозиции - и сегодняшнего президента - Виктора Ющенко. Кремль опасается, что вирус революции может оказаться заразным, именно поэтому он открыто поддержал создание 'Наших'. Так много внимания молодому поколению страны лидеры России не уделяли со времен комсомола, молодежного движения советской эпохи. 'Ваша задача состоит в физическом сопротивлении любым попыткам проведения антиконституционного переворота', - заявил завороженным обитателям лагеря почетный гость Глеб Павловский, хорошо известный политтехнолог, дающий советы российскому президенту Владимиру Путину. Кроме того ребят инструктируют зорко следить за происками Запада. По лагерю расклеены рисунки активистов 'Наших' политического содержания, живо напоминающие пропагандистские плакаты советского времени. На одном из них изображены толстогубые личности в костюмах, получающие инструкции от американской администрации о 'распродаже России'. На вопрос о том, представляют ли Соединенные Штаты угрозу России, Даша Нинова, 18-летняя студентка из Калуги, изучающая связи с общественностью, отвечает: 'США - это страна, стремящаяся иметь власть над другими странами'.

Нинова и другие последователи 'Наших' - это не пугающие всех ярые националисты. Большинство из них говорит о том, что присоединились к 'Нашим' из патриотического стремления оказывать помощь на местах. И хотя 'Наши' заявляют о том, что по всей стране у них 100 000 сторонников, это движение пока не стало реальной силой в российской политике. По данным одного исследования, лишь 15 процентов молодежи в возрасте до 25 лет слышали об этой организации. Однако 'Наши' вполне укладываются в рамки тех представлений, которые пользуются широкой популярностью у российской молодежи. В отличие от своих мятежных украинских соседей, молодые россияне даже больше, чем их родители, поддерживают правительство Путина. Недавний опрос, проведенным Фондом 'Общественное Мнение', выявил, что 80 процентов россиян одобряет политику президента. Среди россиян, не достигших 35-летнего возраста, ее поддерживает 87 процентов. 'Молодежь считает Путина своим. Она постоянно видит, как он катается на лыжах, ездит на танках, управляет самолетами и общается с молодыми людьми', - говорит 22-летний Константин Чистяков, менеджер проекта из московской маркетинговой фирмы ITM.

Резкий контраст

Этот патриотизм прошел парадным маршем во время грандиозного празднования в текущем году 60-й годовщины победы России во Второй мировой войне. Организованная 'Нашими' 15 мая уличная демонстрация в ознаменование победы и в честь ветеранов войны привлекла в свои ряды 60 000 человек. В отличие от нее, в молодежных демонстрациях протеста против путинских ограничений свободы средств массовой информации, войны в Чечне или угроз гражданским свободам редко участвует больше нескольких сотен человек. Член 'Наших' Андрей Моисеенко тоскует по тем дням, когда Советский Союз был сверхдержавой. 'Тогда было громадное чувство патриотизма', - говорит этот 19-летний студент из Курска, изучающий бухгалтерский учет. Он просто скорбит по постсоветской 'деградации' российской молодежи, погрязшей в алкоголизме и наркомании.

Такие настроения резко контрастируют с мнениями в других бывших коммунистических странах Восточной Европы, где молодежь приветствовала развал советского блока как шанс на восстановление подавлявшейся национальной и европейской идентичности, который позволит обеспечить интеграцию с Западом. 'Молодые россияне чутко реагируют на имперские и 'великодержавные' ценности, - говорит Наталья Зоркая, социолог из ведущего московского института исследований общественного мнения 'Левада-центр', - в поисках позитивной национальной идентичности, безусловно, возникает ностальгия'.

Однако ностальгия по славе старого Советского Союза далеко не заходит. В отличие от старшего поколения россиян, которое часто считает, что при правлении коммунистов жизнь была лучше, большинство российской молодежи говорит о том, что рыночные реформы и демократизация 90-х годов были необходимы. Если Путина поддерживает так много людей, то объясняется это отчасти тем, что они считают российского лидера, широко осуждаемого на Западе, не диктатором советского стиля, а реформатором, ориентирующимся на Запад.

В конце концов, молодые россияне более успешно, нежели их родители, приспособились к суровым условиям новой рыночной экономики. Они нацелены на личный успех даже больше, чем их сверстники на Западе. В ходе проводившегося в 2004 году опроса общественного мнения респондентов в возрасте от 18 до 24 лет попросили назвать своих героев. Наивысшие оценки после рок-звезд набрали состоятельные олигархи, а образ революционера Че Гевары едва наскреб 1 процент голосов. Политики также не смогли занять высоких мест - Путин, например, был пятым. В погоне за успехом все больше молодежи поступает в ВУЗы. Наборы с коммунистических времен увеличились вдвое, сегодня по этому показателю Россия занимает одно из первых мест в мире. 'В советские времена среди детей было модно мечтать о том, чтобы стать космонавтом. Потом они хотели быть бандитами. Сейчас они хотят быть банкирами и юристами', - говорит 17-летний Александр Жлуднев, который приехал на Селигер из Курска, где он изучает связи с общественностью.

Все это звучит обнадеживающе для тех, кто считает, что по мере достижения зрелости сегодняшней воспитанной на капитализме молодежи Россия будет меняться к лучшему. Однако, несмотря на то, что молодые россияне приветствуют возможность делать себе карьеру в частном секторе и путешествовать за рубежом, мало кто проявляет интерес к воздействию на политический курс своей страны. Показатели явки на выборы ниже всего среди молодых избирателей. И лишь четверть россиян моложе 25 лет говорит о готовности участвовать в маршах и демонстрациях. 'Молодежь более образована, она более успешна, более благополучна в финансовом плане и более либерально настроена [чем их родители], - говорит социолог Зоркая, - но, с другой стороны, успех молодежи носит скорее индивидуальный, нежели общественный характер'. Зоркая опасается, что пока молодая элита страны будет избегать политики, главные институты государства будут оставаться в руках старой бюрократии.

Пока большая часть российской молодежи выступает за то, чтобы оставить политические вопросы в руках политиков. Путин, в риторике которого ностальгия по советскому прошлому сочетается с призывами к политической и экономической модернизации, успешно уловил это противоречивое настроение молодежи страны. Однако его либеральные критики надеются, что возрождающийся национализм, представленный группами, подобными 'Нашим', это преходящее явление на пути к более зрелому политическому будущему.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.