ЕКАТЕРИНБУРГ, Россия - 6 июня семь сотрудников городского управления по борьбе с организованной преступностью встретили Светлану Заец, когда та выходила из поезда. Следователи потребовали, чтобы она поехала с ними в прокуратуру на допрос по поводу какой-то преступной группировки, заявив при этом, что у них есть приказ в случае необходимости доставить ее силой.

Однако, как вспоминает Заец, она не была ни подозреваемой, ни обвиняемой в преступной деятельности. Она выступала в качестве защитника главного подозреваемого по делу.

Используя простую тактику вызова адвоката на допрос, прокуратура добилась ее отстранения от участия в деле. В соответствии с российским законодательством, свидетель, проходящий по делу, не может одновременно выступать в нем в качестве защитника.

Заец стала для прокуратуры назойливым врагом за те шесть лет, в течение которых она представляет интересы Равиля Хакимова, владельца 17 автомобильных салонов. В своем интервью Заец заявила, что успешно защищала его в целом ряде дел, включая дела по обвинению в нападении, хулиганстве, вымогательстве, уклонении от уплаты налогов и незаконной предпринимательской деятельности. На этот раз Хакимова обвинили в создании преступной группировки, и с декабря он содержится в следственном изоляторе.

Отстранение Светланы Заец от участия в деле, по которому она подала апелляционную жалобу, является лишь частью ширящегося в России наступления на адвокатов и на сам принцип взаимоотношений между защитником и его клиентом, заключающийся в том, что любая информация, которой они обмениваются, является конфиденциальной. Таково мнение Федеральной палаты адвокатов - адвокатской коллегии России и Независимого совета профессиональных юристов - организации, отстаивающей интересы и права юристов и ученых-правоведов.

Многие адвокаты опасаются, что государство намерено контролировать работу защитников, как оно поступает в отношении судей и прокуроров.

'Мы видим, что на защитников оказывается все возрастающее давление, а ведь они лишь выполняют свою работу', - говорит вице-президент палаты Юрий Пилипенко. Организация просит свои региональные отделения сообщать обо всех случаях нарушений, чтобы она могла всесторонне документировать имеющую место практику.

Российское Министерство юстиции предложило проект закона, который может положить конец конфиденциальности отношений между защитником и подзащитным и поставить независимую коллегию под контроль государства. Принятие такого закона могло бы дать государству право требовать предъявления 'информации, которую защитники получают при оказании юридической помощи своим клиентам, включая информацию по конкретным делам'.

Такой закон также позволил бы государству осуществлять 'непосредственный контроль, а также контроль через свои территориальные органы власти за деятельностью юристов, юридических фирм и коллегий адвокатов'. Государство также получило бы возможность 'требовать лишения права адвокатской практики'.

Руководство Министерства юстиции отказалось дать свои комментарии по поводу проекта закона. Президент Федеральной палаты адвокатов заявил, что данная мера в случае ее реализации будет означать возврат к контролю в советском стиле.

Это предложение имеет настолько далеко идущие цели, что оно выбило из колеи даже некоторых сторонников президента Владимира Путина.

'Мы не можем говорить о независимости судов и независимости судебной власти, - заявил в интервью одной российской газете Андрей Макаров, депутат парламента от партии 'Единая Россия', которая обычно поддерживает Кремль. - Государственные органы по определению не имеют права следить и осуществлять контроль за работой коллегии адвокатов, поскольку главная работа адвоката - это защита своих клиентов от государства и государственных органов обвинения'. Он также сказал, что Кремль должен гордиться независимостью адвокатской коллегии.

Хотя данный законопроект не был принят, милиция и прокуратура все чаще требуют, чтобы адвокаты отвечали на вопросы о своих клиентах, выступая в качестве свидетелей, а затем используют такие допросы в качестве основания для отстранения их от дел.

Другой адвокат торговца автомобилями Хакимова был отстранен от дела после того, как его вызвали на допрос в момент, когда он ожидал в следственном изоляторе Екатеринбурга встречи со своим клиентом. У Федеральной палаты адвокатов есть сведения о подобных фактах, имевших место в Москве, в Ростовской, Хабаровской и Кировской областях.

По сообщениям коллегий адвокатов, власти по всей стране осуществляют рейды на офисы юридических фирм и изымают их документы. Следователи тайно делают записи бесед между адвокатами, клиентами и свидетелями, проходящими по уголовным делам.

'Складывается атмосфера пренебрежения к работе защитников, - говорит Юрий Костанов, член Независимого совета профессиональных юристов и комиссии, которая аттестует и подвергает дисциплинарным наказаниям юристов, - похоже на то, что государство хочет поставить коллегию на колени'.

Особенно интенсивное и открытое давление на адвокатов оказывалось во время судебного наступления государства на нефтяную компанию ЮКОС и ее основателя Михаила Ходорковского, приговоренного в июне к девяти годам лишения свободы по обвинению в уклонении от уплаты налогов и мошенничестве.

В октябре 2003 года власти произвели обыски в кабинетах ведущего адвоката Ходорковского Антона Дреля и изъяли там документы. Тюремные надзиратели обыскивали посещавших Ходорковского адвокатов и изымали у них бумаги.

Руководители коллегии адвокатов приводят примеры и других случаев. В декабре 2004 года были проведены обыски в офисах московской юридической фирмы 'Юстина'. Такие же рейды прошли в 2004 году в южном российском городе Воронеже и в сибирской Тюмени. В Тюмени обыск был также проведен в квартирах адвокатов и в помещениях местной адвокатской коллегии. Милиция наложила арест на материалы, относящиеся к различным делам, на списки телефонов и на личные записи защитников.

По словам Игоря Михайловича, возглавляющего местную коллегию адвокатов, Заец, имеющая многолетнюю практику защиты по уголовным делам, обладает репутацией юриста, способного пробивать заметные бреши в версиях обвинения. 'Она блестящий адвокат с тридцатилетним стажем, - говорит Михайлович, - насколько я знаю, обвинения очень слабы, а обвинители недостаточно квалифицированны и не могут доказать выдвигаемые версии законными способами. Я думаю, что конечная цель состоит в нейтрализации эффективно действующих защитников'.

Получив поддержку у коллегии адвокатов и у правозащитных организаций, Заец направила апелляцию на решение об отстранении ее от дела. Она утверждает, что маневры, направленные на то, чтобы разлучить ее с подзащитным, были незаконными и идут вразрез с правом адвоката не разглашать информацию, полученную от клиента, которое закреплено в российском законодательстве. Заец говорит, что она отказалась отвечать на вопросы следователей.

В прокуратуре заявили, что не готовы комментировать случившееся.

Местный районный суд отклонил заявление Заец о восстановлении ее в качестве защитника по делу. В скором времени должен состояться суд высшей инстанции. Тем временем Хакимов работает с другими адвокатами.

'Мой муж хочет, чтобы его защищал его собственный адвокат, Светлана, - сказала жена Хакимова Наталья Сибирякова. - Если у нас правовое государство, то у него есть на это право'.

По словам Заец, она опасается, что даже если ее апелляция будет удовлетворена, решение это будет принято тогда, когда защищать Хакимова будет уже поздно.

'Если прокуратура может допрашивать защитника о его работе с подзащитным, то это означает, что у нас отсутствует не только право адвоката не разглашать информацию, полученную от клиента, но и сама коллегия адвокатов, - сказала Заец, - а существует только государство. И я боюсь, что именно этого хотят некоторые люди'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.