Санкт-Петербург, Россия, 14 августа 2005 года. В редкие моменты прояснения сознания Леандр Савадого (Leandre Sawadogo) вспоминает человека, который напал на него, пробив голову, повредив мозг и затуманив сознание: молодого белого парня с бритой головой.

Но большую часть времени этот 39-летний бывший преподаватель французского языка из маленькой западно-африканской страны Буркина-Фасо находится в бессознательном состоянии или стонет во сне на раскладном диване в душной палате, в которой держится стойкий запах пота, лекарств и мочи. На его правом виске недостает куска черепной кости размерами с кулак. Его левая рука парализована. Его левый глаз не открывается. Он не может сидеть, стоять или ходить. Он редко узнает своих посетителей или свою подружку. Не ясно, сколько еще он проживет.

В начале мая кто-то ударил Савадого по голове тяжелым предметом, когда он пересекал пыльный двор своего дома в южной части Санкт-Петербурга. Врачи, лечащие Савадого, его африканские друзья и его русская подружка говорят, что он стал жертвой русских неонацистов, которые становятся все более неистовыми.

В стране, которая 60 лет назад в войне с нацистской Германией потеряла не менее 26 миллионов человек, десятки тысяч молодых людей принимают мировоззрение, против которого боролись их деды, и нападают на иностранцев, особенно темнокожих выходцев с Кавказа, из Азии или из Африки.

Подстегиваемые сочетанием гнева, вызванного террористическими актами чеченских повстанцев, растущего национализма и несправедливых экономических условий, они принимают дикую смесь нацистской идеологии и русского шовинизма, говорят российские и западные борцы за права человека и сами неонацисты.

"Мы должны бороться против этнических групп, которые угрожают нашему государству и русской национальной культуре", - сказал 27-летний Олег, член санкт-петербургского отделения движения "Русское национальное единство (РНЕ)". Олег, отказавшийся назвать свою фамилию, был одет в черный костюм, черную рубашку и берцовые ботинки, а на безымянном пальце его правой руки было кольцо с большой свастикой.

Когда у него спросили, нападал ли и убивал ли он лично кого-нибудь, Олег уклонился от прямого ответа. "К сожалению, у нас нет такого закона, который разрешал бы нам носить оружие, чтобы сражаться против этой швали", - сказал он.

Большинство ультрарадикальных националистов России - а их, по оценкам правозащитных организаций и самих радикалов, насчитывается порядка 100-500 тысяч человек - выражают свои взгляды, выпуская ксенофобные и расистские газеты и выкрикивая антисемитские лозунги на коммунистических митингах.

Правозащитные организации заявляют, что все больше неонацистов прибегают к насилию. По данным опубликованного в январе с.г. доклада Московского бюро по правам человека, почти половина скинхедов всего мира - около 50 тысяч - проживает в России. Как сказано в этом докладе, в Санкт-Петербурге, где в результате жестокой 872-суточной блокады нацистов в период второй мировой войны погибли 1,7 миллиона человек, возможно, насчитывается до 5000 скинхедов. В Москве, где десятилетие назад скинхедов было не более десятка, сегодня, согласно оценкам, их насчитывается 10 тысяч.

По сообщению правозащитной организации "Amnesty International", в 2004 году неонацисты убили по всей России 44 человека - увеличение более чем в 2 раза по сравнению с предыдущим годом. В Санкт-Петербурге примерно 10 неонацистов нанесли одной из жертв, 9-летней Хуршиде Султановой из Таджикистана, 11 ударов ножом на глазах ее отца и старшего брата. Другая таджикская девочка, 5-летняя Никуфар Сангбаева, умерла, когда на железнодорожной станции скинхеды избили ее и ее родственников кастетами и металлическими прутьями. В прошлом месяце с десяток скинхедов забили до смерти вьетнамца в одном московском парке, выкрикивая "Россия для русских!"

Двадцативосьмилетний Борис Пролоров, член ультранационалистического движения "Русская мысль", сказал, что сами жертвы повинны в своей смерти.

"Тем таджикским девочкам надо было оставаться в Таджикистане, - сказал Пролоров, который бреет голову наголо и, как Олег, носит все черное. - Скажите мне, откуда приезжают бесконтрольно все эти черномазые?

Пролоров сказал, что часто встречается с членами других радикальных групп, чтобы обсудить то, что он именует "проблемой иностранцев в России".

Никому не известно, сколько групп вроде "Русской мысли" или РНЕ существует сегодня в России. Пролоров считает, что их "десятки". Некоторые, например РНЕ, издают еженедельные бюллетени, которые члены группы продают прямо из картонных коробок около станций метрополитена в Санкт-Петербурге и в Москве; другие имеют свои веб-сайты. Они получают деньги от добровольных жертвователей и от продажи своих газет, а также от эксплуатации своих компьютерных залов для проведения онлайновых чатов друг с дружкой.

В России этнические русские, украинцы и белорусы составляют 80% общей численности населения, равной 145 миллионам человек, но там проживают также сотни этнических и религиозных меньшинств. В дополнение, сотни тысяч людей из обнищавших бывших советских республик Средней Азии и Кавказа каждый год приезжают в Россию в поисках случайных заработков.

Пролоров является одним из тех, кого подозревают в соучастии в убийстве Николая Гиренко, одного из ведущих российских экспертов по скинхедам, который часто выступал в роли специального консультанта государственной прокуратуры Санкт-Петербурга в расследовании громких уголовных дел о преступлениях на почве (расовой или религиозной) ненависти. В июне прошлого года какой-то подросток выстрелил в Гиренко из охотничьего ружья через дверь его квартиры. Следователи считают, что нападавший хотел отомстить ему за его помощь следствию в осуждении молодых неонацистов. Пролоров утверждает, что Гиренко был убит российскими властями, которые хотели свалить это убийство на неонацистов.

Сотрудники правоохранительных органов неоднократно обещали, что поведут решительное наступление на тех, кто совершает преступления на почве ненависти. Вместо этого, по свидетельству таких правозащитных организаций, как "Human Rights Watch" и "Amnesty International", милиция в обычном порядке арестовывает темнокожих людей и иногда избивает и пытает арестованных, в то же время закрывая глаза на скинхедов.

Елена Ковшова, подружка Савадого, сказала, что милиция отказалась расследовать избиение Савадого, потому что он, будучи в основном без сознания, не написал заявления о нападении. Милиция от комментариев воздержалась.

Многие жертвы преступлений на почве ненависти высказывают подозрения, что на них напали сотрудники правоохранительных органов, сказал 40-летний независимый журналист из Танзании Али Нассор (Ali Nassor), на которого за 19 лет пребывания в Санкт-Петербурге неонацисты нападали, как он выразился, "столько раз, что я потерял счет".

"Не только милиция, сама система является расистской сверху донизу", - сказал Нассор, который остается в России, чтобы быть поближе к своему 13-летнему сыну, Норману.

Расизм пронизал российское общество, сказал эксперт по преступлениям на почве ненависти Юрий Вдовин из санкт-петербургской правозащитной организации "Citizens' Watch".

В ходе проведенного московским центром имени Левады в июне с.г. опроса выяснилось, что 58% опрошенных, почти вдвое больше, чем в 1998 году, одобряют лозунг "Россия для русских". Каждый пятый опрошенный сказал, что всех нерусских нужно изгнать "с традиционно русских территорий". Хозяева жилья в Санкт-Петербурге и Москве отказываются сдавать его выходцам с Кавказа или вообще "с Юга". Темнокожим людям труднее устроиться на работу или даже получить медицинскую помощь, сказал Дени Тепс (Deni Teps), руководитель чеченской диаспоры в Санкт-Петербурге.

"Нам нужно бороться с этим, но как?" - сказала Ковшова, нежно отодвигая в сторону голову Савадого, когда поправляла его подушку.

"Они фашисты, - сказала она, и в глазах у нее появились слезы. - Мне стыдно за них".

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Из России с ненавистью ("Time Europe", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.