Юрий Багров завтракал, когда в двери вломилась целая команда. Десять сотрудников спецслужбы ФСБ во главе с полковником контрразведки перевернули вверх дном квартиру журналиста во Владикавказе, столице кавказской республики Северная Осетия, якобы в поисках оружия, наркотиков и поддельных документов. Вместо кокаина или револьверов контрразведчики конфисковали компьютер, архивы, дневники - и паспорт Багрова.

С момента прошлогоднего обыска журналист живет как бы на ничейной земле. Он не имеет права покидать Северную Осетию и лишь частично в состоянии выполнять свои профессиональные обязанности. 'Багров был одним из немногих местных журналистов, который еще мог посылать материалы независимого содержания из этого конфликтного региона, - говорит Олег Панфилов из московского Центра экстремальной журналистики. - Теперь спецслужба его практически нейтрализовала'.

29-летний журналист вызывал недовольство органов власти с момента начала второй чеченской войны в 1999 году. Его материалы в связи с тем, что он являлся корреспондентом Associated Press и зарубежной службы американской радиостанции Radio Liberty на Кавказе, пользовались большим спросом. Багров писал о жертвах российских бомбардировок среди гражданского населения, а также о терактах боевиков. В конце мая 2004 года он сообщал о жертвах эскадронов смерти в соседней с Чечней Республике Ингушетия и об очевидной причастности к этому ФСБ. Чуть позже у журналиста начали возникать проблемы.

Багров родился в семье офицера, проходившего службу в тогда еще советской Грузии. Когда в 2003 году Багров решил поменять свой старый, советский на новый, российский паспорт, ему пришлось еще раз ходатайствовать о получении российского гражданства. Он его получил. Однако после облавы, проведенной ФСБ летом 2004 года, органы власти стали вдруг утверждать, будто гражданство Багрова не зарегистрировано. В конце декабря 2004 года Багрову на сфабрикованном процессе был вынесен приговор. Спустя шесть недель Александр Татьяко, глава спецслужбы Северной Осетии, потребовал от министра внутренних дел выдворить Багрова.

После того, как этим делом занялись нью-йоркский Комитет по защите журналистов (CPJ), 'Репортеры без границ' и госдепартамент США, министр внутренних дел выдворять Багрова побоялся. В начале марта Багров направил новое ходатайство о предоставлении гражданства и получении паспорта. Согласие на удовлетворение ходатайства должна дать, конечно, и ФСБ. 'Мой единственный документ - копия ходатайства об оформлении паспорта, - говорит Багров. - Так что я здесь, на Кавказе, где через каждые несколько километров стоят милицейские посты, практически не могу выехать из города, не говоря уже о том, чтобы отправиться в Ингушетию или в Чечню'.

Свою машину Багров продал. 'ФСБ продолжает слежку за мной, она может легко подсунуть мне в момент осмотра автомобиля, например, наркотики', - считает он. Своего сына, родившегося в начале июля, Багров смог прописать только потому, что чиновница посчитала в качестве документа, удостоверяющего личность, водительские права. С мая, по крайней мере, по вторникам и четвергам, у журналиста снова появилось дело: в эти дни идет процесс по делу единственного оставшегося в живых террориста, принимавшего участие в захвате заложников в школе Беслана.

В России придирки, имеющие место в отношении Юрия Багрова, не являются исключением. От еще более неприятных последствий Багрова предохраняет (пока) участие в его судьбе западных организаций.

Али Астамиров, корреспондент агентства France Presse (afp) в Чечне и в соседней Ингушетии, был похищен вооруженными людьми в масках 4 июля 2003 года. 'За несколько месяцев до этого Астамиров получал в свой адрес анонимные угрозы, - говорит Мишель Вьятто (Michel Viatteau), шеф московского бюро afp. - Али поставлял не только официальные сообщения, но и информацию, поступающую от боевиков, он брал также интервью у Аслана Масхадова (бывшего президента и руководителя боевиков)'. С тех пор Астамиров исчез. 'О похитителях нет никаких официальных сведений, - говорит шеф бюро Вьятто. - Неофициально мы слышали, что его похитила группа промосковски настроенных чеченцев. Вполне вероятно, что он был убит'.

Журналисты оказываются в опасности не только тогда, когда сами информируют о войне в Чечне. 'Органы власти создают по всему Кавказу все новые препоны, чтобы помешать передаче материалов о ширящейся войне и других конфликтах, - говорит специалист по средствам массовой информации Панфилов. - В Ингушетии не печатается или конфискуется тираж единственной независимой газеты "Ангушт", в Карачево-Черкессии пресса фактически блокирована от процесса по делу предполагаемого убийцы семи человек. Обвиняемый является бывшим зятем президента'.

Журналистка Фатима Тлисова, начинавшая свою карьеру в Карачаево-Черкессии, может по пальцам пересчитать те месяцы, когда ее в прошедшие восемь лет не подвергали слежке, не угрожали или не избивали. После появления статьи об одном взяточнике-майоре и похитителе детей майор пришел с букетом цветов в редакцию и вытащил из букета пистолет. Страшного не произошло лишь благодаря охране. После публикации маиериала о генерале пограничных войск, содержавшего в качестве наложницы чеченскую сироту и стрелявшего для развлечения по картофелинам, установленным на головах подчиненных, Тлисову перед дверями своего собственного дома профессионально избили и сломали ей несколько ребер.

В течение года Тлисова работала в интересах одной из программ Radio Liberty в Праге. В начале 2004 года она возвратилась на Кавказ и остановилась в Нальчике, столице соседней Кабардино-Балкарской Республики. В июле 2004 года она вскрыла факт, что Министерство здравоохранения расхитило несколько сот тысяч евро, которые предусматривалось использовать на приобретение инсулина для больных сахарным диабетом в регионе. Коррумпированные чиновники ограничились угрозами по телефону.

Затем Тлисова взяла интервью у мнимого лидера исламистов и сообщила об убийстве одного из исламистов милицией. 'Москва выделяет на 'борьбу с терроризмом' на Кавказе многие миллионы долларов, - говорит Тлисова. - В результате у нас постоянно создают все новых врагов государства'.

Офицеры милиции и спецслужбы оскорбляли Тлисосву, называя ее 'пособницей террористов', прижигали горящими сигаретами ее пальцы. Под контролем находится ее домашний телефон и доступ к Интернету. Несколько месяцев назад ФСБ заставила закрыть в городе все независимые Интернет-кафе.

В связи с угрозами в адрес Тлисовой ее приняла на работу московская еженедельная 'Независимая газета'. Корреспонденции Тлисовой с Кавказа публикует также Associated Press. У себя на родине, в Карачево-Черкессии, журналистку, разумеется, не допускают ни на одну из пресс-конференций. Тот, кто хочет получить аккредитацию для участия в них, обязан сначала предъявить три статьи благоприятного содержания о работе правительства.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.