В то время как бэби Буш развлекался велосипедными прогулками на своем ранчо в Крауфорде, российский царь Владимир Путин лично опробовал стратегический бомбардировщик 'Ту-160', взлетев на нем с подмосковного военного аэродрома 'Чкаловский'. Во время пятичасового полета российский президент произвел запуск 'новой ракеты'. Чуть позже крайне активный Путин прибыл на борт ядерного крейсера 'Петр Великий', с которого наблюдал за учениями Северного флота в Баренцевом море (о чем 17 августа сообщает газета 'Правда'). В названных учениях были задействованы атомные авианосцы и подводные лодки, а Владимир Путин уже с борта атомной подлодки 'Екатеринбург' присутствовал при запуске 'межконтинентальной баллистической ракеты'. Идет ли в данном случае речь о межконтинентальной баллистической ракете с несколькими ядерными боеголовками, смертоносной СС-27 'Тополь-М'?

Иван Шмелев ('Правда', 18 августа) пишет: 'Однако то, что будет на самих учениях, кажется относительно вторичным по сравнению с политическим фоном, на котором они проходят', особенно это касается противостояния новому однополярному мироустройству, которое пытается установить американская администрация.

Еще до начала нынешних учений, в июле этого года, Россия провела другие военные маневры - 'Восток 2005', - которые прошли в дальневосточном регионе, вблизи китайской границы. В учениях участвовали 5 тысяч солдат и 10 тысяч человек личного состава российской армии. По нашему мнению, 'Восток 2005' и впечатляющие учения Северного флота превосходят - это касается как участия личного состава, так и испытываемого вооружения - исторически значимые российско-китайские 'военные игры' 'Мирная миссия - 2005', в которых задействованы 8000 китайских и лишь 1800 российских солдат. Кроме того, эти учения имеют и другое значение, что заставило понервничать американских стратегов.

Англосаксонские мультимедиа в массе своей не смогли больше скрывать эти военные игры, в которых они, вторя друг другу, видят явное 'послание' в адрес Соединенных Штатов. 'The Evening News' (18 августа) признает, что 'основной целью (этих учений) являются Соединенные Штаты'. Марк Манье (Mark Magnier) и Ким Мерфи (Kim Murphy) из 'Los Angeles Times' (17 августа) ссылаются на то, что 'передислокация американских войск в Южной Корее и Японии, . . ., а также переброска дальних бомбардировщиков и ударных атомных подводных лодок на о. Гуам, в рамках заявленной цели усиления американского военного присутствия в Азиатско-Тихоокеанском регионе' заставили насторожиться Россию и Китай.

По мнению Манье и Мерфи, эти военные учения можно расценивать как 'брак по расчету' (примечание: как известно, с социальной, психологической и биологической точки зрения, подобные браки оказываются наиболее продолжительными), потому как обе стороны относятся друг к другу с взаимным недоверием. Москва опасается, что 'редконаселенный российский Дальний Восток может стать фактической китайской колонией', при этом, хотя 'Россия и поставила Китаю большое количество оружия, она воздерживается от продажи Пекину своей самой современной военной техники', а, если и делает это, то с особыми оговорками (истребители Су-27 должны дислоцироваться южнее реки Янцзы, на достаточном удалении от российской границы).

Билл Герц (Bill Gertz) из связанного с семейством Буша издания 'The Washington Times' (17 августа) утверждает, что 'тот факт, что США не были приглашены наблюдать за военными играми, указывает на антиамериканскую природу учений'. При этом в статье подчеркивается, что отработка высадки морского десанта и учения с использованием атомных подводных лодок и ядерных бомбардировщиков не имеют никакого отношения с заявленной борьбой против 'терроризма, сепаратизма и экстремизма', учитывая, что среднеазиатские исламские республики не имеют выхода к морю.

Наибольшее беспокойство у американских стратегов вызывает участие в маневрах четырех российских стратегических бомбардировщиков, с которых может быть произведен пуск ядерных крылатых ракет. Наиболее интересный момент заключается в том, что нынешние восьмидневные учения не являются первыми, а представляют собой один из этапов других маневров, которые пройдут на Атлантике, в Каспии и Узбекистане.

Кроме того, меркантильные до мозга костей англосаксонские мультимедиа постарались на свой страх и риск представить идущие учения как простую выставку оружия, которое Россия пытается продать Китаю - 'своему основному покупателю оружия и техники', как пишет 20 августа в 'Asia Times' Клер Биг (Claire Bigg). Но проведение четырех военных маневров кажется излишним для того, чтобы настоять на продаже своего вооружения.

Из Гонконга Филипп Бауринг (Philip Bowring, IHT, 20 августа) признает, что проходящие военные учения - явный намек в адрес 'слишком раскинувшихся' Соединенных Штатов: обе стороны напоминают Вашингтону о существовании 'пределов его одностороннего глобального могущества'. Кроме того, в этих маневрах можно распознать и послание соседям с азиатского северо-востока (то бишь Тайваню и Японии). По мнению Бауринга, 'хотя Соединенные Штаты и могут покинуть некоторые регионы Средней Азии, перспектива их перманентного присутствия в Афганистане воспринимается как провокация, учитывая одержимость России своими южными границами и оправданное беспокойство Китая своими западными территориями, на которых проживают народности отличные от китайцев (хань) (иными словами, исповедующие ислам уйгуры из богатой нефтью и ураном провинции Синьцзян).

Аналитик IHT вполне уместно отмечает, что 'если Соединенные Штаты действительно в долгосрочной перспективе заинтересованы в этом регионе, они должны подстрекать Россию и Китай к взаимной демонстрации силы и дружбы'. Вне всякого сомнения 'Соединенные Штаты некоторым образом заинтересованы в нефти и прочих ресурсах среднеазиатских республик, а также в присутствии на море и на суше вблизи границ Ирана'. Но, учитывая нынешние обстоятельства Соединенных Штатов, начиная с военных и заканчивая бюджетными, Бауринг поспешно спрашивает, 'не лучше ли (в сложившейся ситуации) Соединенным Штатам покинуть регион и предоставить Китаю и России возможность оспаривать друг у друга влияние, в частности, в Казахстане и Иране', где у обеих азиатских 'держав' есть свои 'естественные и перманентные интересы'.

Китай сумел наладить дружественные отношения с исламскими среднеазиатскими республиками Узбекистаном и Киргизией, независимо от таких своих внутренних проблем, как транзит казахских нефти и газа. Аналитик указывает, что лишенная выхода к морю Средняя Азия может 'отвлечь внимание Соединенных Штатов от представляющей больший интерес для Америки западной зоны Тихого океана (и чуть меньший - океана Индийского)'. Учитывая 'заинтересованность Японии в том, чтобы Китай не взял под свой контроль Тайвань и Южно-Китайское море, перспектива получения Пекином наиболее совершенного вооружения от России' выявляет 'поражение японской дипломатии, пытающейся преодолеть свою ментальность времен холодной войны'.

Китай действительно сумел обыграть Соединенные Штаты и Японию в борьбе за весь Корейский полуостров и готов в скором времени внести в свой список и Тайвань. В то же самое время спровоцированная односторонним ирредентизмом бушистов многовекторная дестабилизация Кавказа, черноморского региона, зоны персидского залива, Средней Азии и Гималаев толкнула Россию на евроазиатскую стену, не оставив Москве иного спасения от геополитической асфиксии, кроме союза с Китаем. Здесь Бауринг ставит фундаментальный вопрос: 'Каким типом оружия Россия намерена подкрепить свое отношение к Китаю?'.

Никто и не рассчитывает на то, что Россия расстанется со своим комплексом 'Тополь-М' (СС-27) - высокоманевренной, способной нести несколько ядерных боеголовок, межконтинентальной баллистической ракетой, против которой США бессильны, но не испытанной во время проходивших учений. Но достаточно и того, что Россия продемонстрировала свои технологические достижения в виде стратегических бомбардировщиков, оснащенных крылатыми ракетами с ядерными боеголовками, а также современные истребители, способные 'предупредить США и их союзников, что в Азии и Европе Россия по-прежнему остается военной державой, с которой необходимо считаться'.

В завершении Бауринг верно отмечает, что после проведения маневров 'стратегам Соединенных Штатов захочется или необходимо будет знать, что можно разыграть в среднеазиатском регионе, и в какой момент лучше направлять свое снижающееся влияние на сохранение мира и равновесия сил в западной зоне Тихого океана'.

В мире, находящемся в состоянии переходного периода от уже пережившего себя, эфемерного одностороннего мироустройства к новому, более сложному, изобилующему союзами и совпадениями интересов порядку, где нет места всему упрощенному и прямолинейному, командующие российско-китайскими учениями с предусмотрительным здравомыслием заявили, что маневры не направлены против 'третьих стран' и не подразумевают создание 'военного блока' ('China Daily', 19 августа).

В скором времени российский царь Путин отправится с визитом в Японию, а пока же Россия с удовольствием наблюдала за показом мощнейшего американского стратегического бомбардировщика В-18 в ходе проходившего в Подмосковье международного авиасалона МАКС ('Moscow News', 18 августа). Президент Китая Ху Цзиньтао (Hu Jintao) должен в наступающем месяце встретиться со своим американским коллегой ('Жэньминь Жибао', 16 августа) в ситуации, когда Пекин и Вашингтон практически готовы урегулировать свой текстильный конфликт. В унисон этим событиям Королевский банк Шотландии, 'Merrill Lynch' и фонд Ли Ка-Шина (Li Ka-Shing) договорились заплатить 3100 миллионов долларов за покупку 10% Банка Китая ('Stratfor', 18 августа).

Похоже, что 'военные игры', не замещая 'мирных игр', являются действующей теоремой переходного периода мировой геостратегии.

___________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Россия и Китай: тяжело в ученье, легко в бою ("United Press International", США)

Китайско-российские военные игры ("United Press International", США)

Двойственное отношение Китая к России ("Neue Zuercher Zeitung", Швейцария)

Загадочные военные игры ("The Wall Street Journal", США)

Азиатские игры ("The Baltimore Sun", США)

Китай и Россия бряцают оружием ("The Wall Street Journal", США)

Китайско-российский альянс ("Arab News", Арабская пресса)

Россия и Китай объединяют усилия, бросая вызов господству США ("The Independent", Великобритания)

Две 'красные армии' бросают перчатку США ("The Daily Telegraph", Великобритания)

Демонстрация силы ("The Financial Times", Великобритания)

Учения, направленные против США ("The Washington Times", США)

Президент Путин наряжается, чтобы поиграть в военные игры ("The Daily Telegraph", Великобритания)

Учения как подходящий способ послать сигнал США ("Los Angeles Times", США)

Скрытый смысл военных игр ("The Washington Times", США)

Россия и Китай напрягают мускулы для проведения совместных военных учений ("Christian Science Monitor", США)

Вызывающий беспокойство альянс("New York Post", США)

Китайские и российские военные готовятся провести первые совместные учения ("The Washington Post", США)