Прошел почти год после бесланской трагедии. Однако образы обнаженных, напуганных детей, бегущих в надежде спастись, все так же свежи в нашей общей памяти. Это была не просто собственная сентябрьская трагедия России, как выразился президент Путин. Это было нечто большее. Эти была трагедия всего мира. Родители и дети во всем мире наверняка разделили боль и страдания бесланских детей и их родителей.

Но даже сейчас, когда мир словно вновь переживает бесланскую трагедию в связи с судом над единственным оставшимся в живых террористом, он не может не вспомнить преступную некомпетентность, которую во время тех событий продемонстрировали российские власти. Это еще острее чувствуют те, кто потерял детей во время захвата школы чеченскими сепаратистами. Год назад в Беслане погибло более трехсот человек, большинство из них школьники.

Неудивительно, что лишившиеся детей матери разгневаны на российские власти и президента Путина. Когда в среду началось слушание дела единственного подозреваемого, 15 матерей выступили с яростным заявлением против российского руководства, обвиняя президента в убийстве их детей.

Это не было иррациональным порывом рассерженных родителей. Российским властям еще предстоит дать правдоподобное объяснение того, почему захват школы в Беслане завершился страшной трагедией. Миру, включая несчастных родителей погибших школьников, еще предстоит узнать, почему российские власти решили штурмовать школу, прекрасно зная, что террористы держали под прицелом беззащитных детей.

Решимость правительства не идти на уступки террористам похвальна. Но разве не следовало властям попытаться вступить в переговоры в этом случае, учитывая, что штурм школы почти наверняка должен был привести к трагедии? Эти вопросы будут преследовать Путина до конца жизни.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.