13 мая власти Узбекистана открыли огонь по почти десятитысячной мирной демонстрации в городе Андижане, в результате чего погибло от нескольких сот до одной тысячи человек. По словам выживших, на главную площадь вышли танки, открыв беспорядочную стрельбу, снайперы выбирали своих жертв, удобно расположившись на крышах зданий, а позже солдаты добили часть раненых. Это было три месяца назад. После этого Европейский Союз и Америка выразили свой ужас по поводу самого страшного массового убийства демонстрантов после событий на площади Тяньаньмынь и ввели против Узбекистана следующие санкции:

1. - ничего

2. - ничего

3. - ничего

Уставшие от прагматической политики обозреватели могут подумать, что они видели все это и раньше: что демократические государства довольно часто закрывают глаза на злодеяния диктаторов, подобных президенту Узбекистана Исламу Каримову, когда эти диктаторы их устраивают. Но этот случай особый. Со времен холодной войны очень редко случалось такое (если вообще случалось), что в ответ на подобные зверства было предпринято так мало мер. По крайней мере, после событий на площади Тяньаньмынь Китай на несколько лет попал в дипломатическую блокаду, а введенное против этой страны эмбарго на ввоз оружия сохраняет в основном свою силу уже 16 лет. Мьянма остается изгоем даже среди изгоев.

В обоих случаях эти государства наказаны за свои преступления того же масштаба, что и в Андижане. Америка заявляет, что рассматривает возможность введения санкций, но ждет указаний Европы. Это довольно нехарактерная черта для внешней политики США сегодняшнего дня, однако за ней кроется некий смысл. Узбекистан, бывшая республика Советского Союза, является частью одного из самых широких концентрических кругов Европы. Он входит в состав Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), а также имеет соглашение о партнерстве и сотрудничестве с ЕС. Поэтому есть некоторое оправдание действиям США, которые дают возможность Европе, знаменитой своей общей внешней политикой и политикой в области безопасности, взять на себя инициативу.

Если это так, то Европейский Союз поступает в данной ситуации так же великолепно, как он поступил в случае с Боснией, Ираком и во многих других случаях: проявляя бесхребетность, достойную полного медуз моря. Сначала, в июне, ЕС потребовал от Узбекистана согласиться на проведение международного расследования, чтобы точно установить детали произошедшего в Андижане. Евросоюз грозно предупредил Ташкент, что отказ выполнить данное требование к 1 июля может привести к 'частичной приостановке' соглашения о партнерстве и сотрудничестве с ЕС. Некоторые страны хотели пойти дальше - пригрозить отказать в выдаче виз (части) узбекских официальных лиц и, возможно, даже ввести эмбарго на поставки оружия - однако такие шаги посчитали слишком жесткими.

Наступило и прошло 1 июля, 1 августа, а ЕС так ничего и не сделал. Он попытался послать туда высокопоставленного чиновника, некоего Яна Кубиса, чтобы тот осмотрелся на месте. А Узбекистан отказал ему в возможности поехать в Андижан. К счастью, такие организации, как 'Human Rights Watch', Институт по освещению войны и мира (Institute for War and Peace Reporting) и Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе оказались более предприимчивыми, нежели господин Кубис - поэтому нет никаких оснований говорить о том, что ЕС имеет слабое представление о произошедшем в Андижане. По последним слухам, вопрос Узбекистана может быть включен в повестку дня, когда министры иностранных дел ЕС соберутся 1 сентября в Уэльсе.

Однако нет никакой уверенности в том, что расстрел 500 человек одним из партнеров Европы заслужит внимания и дискуссии на этой встрече. Тем временем, узбекское правительство продвигается вперед со своим собственным расследованием случившегося 13 мая. Расследование включает в себя выбивание 'показаний' из демонстрантов, которых заставляют говорить, что они пронесли на площадь оружие, а также оказание давления на соседнюю Киргизию, чтобы та вернула узбекских беженцев до того, как они успеют рассказать свои новые сказки журналистам, работникам неправительственных организаций и даже господину Кубису.

Но ведь Запад настолько же равнодушно относится к вызывающим ужас нарушениям в Чечне. Да, но там, по крайней мере, можно заявлять, что дружба с Россией принадлежит к сфере его жизненно важных интересов. А дружба с Узбекистаном не принадлежит. В Узбекистане есть газ, однако он не очень-то доступен для Запада. А у Америки до сегодняшнего дня в Узбекистане была авиабаза, но и у других стран региона там будут свои базы. Неспособность наказать Каримова дискредитирует Запад и дает карты в руки его врагам. Это длится слишком долго.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.