Салина Мусаева год назад потеряла в школе номер один свою дочь. 25-летний Кулаев - единственный оставшийся в живых террорист, участвовавший в захвате заложников в Беслане. Каждый вторник и четверг его привозят в зал судебных заседаний во Владикавказ. Стеклянная клетка, усиленная железными прутьями, в которой он сидит, защищает его от шумящей толпы женщин, одетых в черные одежды.

В день проведения судебных заседаний женщины едут по 30 минут из Беслана во Владикавказ, чтобы получить ответ на вопрос, кто же все-таки виноват в смерти их детей. Фотографии школьников в нижнем белье, выбегающих из горящей школы, обошли весь мир.

Северная Осетия - христианский форпост России на Кавказе. Ее соседями являются неспокойные исламские республики, такие, как Чечня и Ингушетия. Прошло 13 лет с тех пор, как здесь осенью 1992 года между ингушами и осетинами вспыхнул конфликт. Жертвами войны за землю стали 700 человек, десяткам тысяч пришлось бежать. Со времени трагедии в Беслане - среди террористов, захвативших заложников, были ингуши и чеченцы - в воздухе снова запахло ненавистью.

'Мы этого им никогда не забудем', - говорит Сусанна Дудиева, женщина с усталостью в глазах, председатель Комитета 'Матери Беслана'. В ее бюро, расположенное в бывшем салоне красоты, каждый день приходят женщины, чтобы выплакаться.

Между родственниками погибших разгорелся спор из-за выделенных в качестве компенсации средств, это 32 миллиона евро. Государство хотело выплатить за каждого убитого по 100000 рублей (2859 евро), начались протесты, и родственники получили в десять раз больше. Однако недовольство вызывает то, что тяжело раненный ребенок, обреченный на пожизненный уход, получает меньше денег, чем родители убитого ребенка. И как определить, является ли полученная травма легкой, средней или тяжелой?

Школа номер 1 в Беслане превратилась год спустя после трагедии в место паломничества. Через обуглившиеся балки крыши можно видеть небо. 'Прости меня, сын, что не смогла тебя спасти', - написано мелом на стене, на которой зияет пробоина от выстрела.

Комиссия, созданная президентом Владимиром Путиным, ошибок, которые бы совершили силы безопасности, не установила. Однако вопросов возникает все больше.

Кто дал команду на штурм? Два оперативных штаба работали, очевидно, параллельно друг с другом без координации своих действий. В одном заседали представители органов безопасности во главе с заместителем руководителя спецслужбы, в другом - политики. В принципе действиями должен был бы руководить глава спецслужбы Николай Патрушев, человек из самого близкого окружения Путина. Он, кстати, полетел на Кавказ, но ни в одном из штабов замечен не был.

В то время как официально речь идет о 32 террористах, руководитель североосетинской парламентской комиссии говорит, что расследование показало, что их было в Беслане вдвое больше. Остальные смогли скрыться'. Свидетели подтвердили эти данные перед судом.

Врачи, обследовавшие жертвы, установили 'ранения, вызванные применением напалма'. Органы безопасности допускают применение зажигательных гранат типа 'Шмель'. Но они, однако, не могли стать причиной огневого штурма. Действительно, расследование, проведенное прокуратурой, показало, что с большой долей вероятности кто-то из российских военнослужащих бросил зажигательную гранату на стропила. Они загорелись и обрушились, температура в спортивном зале достигала 1600 градусов. Свидетели говорили о том, что в тот момент, когда в школе находились еще заложники, были произведены залпы из пушек двух бронетранспортеров и танка Т-72. 'Применение такого оружия могло привести к смерти заложников и ранениям различной тяжести', установила военная прокуратура.

Салина Мусаева пойдет на это 1 сентября, как и большинство жителей Беслана, на могилу своей дочери. Только Нур-Паша Кулаев, если заседание не перенесут, будет сидеть в стеклянной клетке. В этом году 1 сентября приходится на четверг. А это день судебного заседания.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.