КРЫМСК, Россия - 'Выпей!' - Иван Безуглый водружает на стол огромную бутылку 160-градусной (так в тексте - прим. перев.) 'Казачьей' водки. На стене за его спиной собрано столько 'казачьего', что кажется, что комната, в которой мы сидим - скорее музей, а не офис.

Тщательно отполированные клинки в ножнах висят на стене рядом с пулеметами. В одном углу - кнут из бычьей кожи, в другом - огромное знамя бежевого цвета с изображением Христа в центре. Баритоном казачьего атамана Безуглого можно петь в Карнеги-холле.

- Если страна оказывается в критической ситуации, казаки всегда придут на защиту родины. Но самое важное - мы возрождаем казачьи традиции, потому что мы эти традиции глубоко уважаем.

Уже много лет Безуглый и тысячи других казаков живут в степях южной России, постоянно помня о своем военном прошлом и надеясь, что снова придет день, когда власти восстановят их в высоком статусе охранителей российского общества. Золотой век казаков был при царе, когда они выполняли при нем роль спецслужбы; сегодня же это полулегальные 'добровольные народные дружины', нечто среднее между обычными гражданами и патрульными полицейскими.

Однако скоро желания казаков вполне могут стать явью. В этом году президент Владимир Путин направил в парламент предложение принять закон, официально определяющий место казаков в правоохранительной системе, что позволит в конечном счете использовать казаков для решения самых разных задач - от патрулирования границ до борьбы с терроризмом.

- Уже давно назрела необходимость придать деятельности казачьих частей законный статус, - заявил Путин во время своей весенней встречи с казачьими атаманами в Ростовской области на юге России, - сегодня казачье движение возрождается.

Юг России - гремучая смесь

Однако на юге России далеко не все воспринимают перспективу возрождения казачества с энтузиазмом. В регионе сформировалась гремучая смесь христианских и мусульманских народностей - наравне с этническими русскими здесь живут осетины, адыгейцы, чеченцы, ингуши, дагестанцы, кабардинцы, черкесски (так в тексте - прим. пер.), турки-месхетинцы и армянские курды. Казаки же - поголовно православные и исключительно русские, причем они редко считают необходимым скрывать недовольство присутствием мусульман на юге России.

Никому это не известно так, как туркам-месхетинцам, мусульманский анклав которых в Краснодарском крае казаки и местные власти в течение последних десяти лет систематически лишают рабочих мест, сельскохозяйственных угодий и домов. В 2000 году в Краснодарском крае насчитывалось около 13 тысяч турок-месхетинцев. Сегодня их осталось не более 6 тысяч.

Уехавшим предоставили статус беженцев Соединенные Штаты. Остальные пока выживают в краснодарских деревнях, как могут, ожидая от американских властей утверждения своих прошений об иммиграции.

Им редко удается найти работу, потому что краснодарские власти, несмотря на указ от 1991 года, которым им дано разрешение на гражданство, не регистрируют их как местных жителей. Также местные власти назначают казаков для проверки документов среди турок-месхетинцев и других кавказских меньшинств, фактически давая казакам карт-бланш на погромы в селениях и притеснения людей под видом проверок.

Безуглый не стесняется в выражениях, когда говорит о своем отношении к месхетинцам.

- Заставить турок-месхетинцев покинуть Краснодарский край - это и наша задача, и наш долг. У них очень высокая рождаемость. У них в семьях по 10-11 детей. Если так пойдет и дальше, их скоро станет больше, чем русских.

Для Марии Дубровиной, юриста, специалиста по защите прав человека, постоянно представляющей интересы турок-месхетинцев и других кавказских меньшинств, такой менталитет казаков - верный признак того, что проект Путина по узакониванию функций казаков в силовом государственном аппарате чреват опасными последствиями.

- Он просто узаконивает незаконные действия казаков, - считает она, - многие из них живут на деньги, вымогаемые у других, и такое решение просто дает им больше возможностей заниматься тем же самым.

Для Путина возрождение казачества - очередной шаг, направленный на повышение патриотизма российского населения, которое уже давно и прочно относится к собственной власти с цинизмом и недоверием.

При поддержке Кремля уже набирает ход движение под названием 'Наши', нацеленное на распространение патриотизма среди российской молодежи. Недавно правительство выделило 17 миллионов долларов на производство патриотических программ для российского телевидения и создание сети специальных учреждений по надзору за 'патриотическим воспитанием' в регионах.

Славная история

История казачества в России красочна и полна героизма. С 15-го века, когда казаки поселились в степях Украины и южной части России, ими восхищались за наездническое искусство, доблесть и мужество в бою. Еще в Средние века польские и русские правители нанимали казаков для защиты своих земель от татарских набегов. В 16-м веке казачий отряд завоевал для Ивана Грозного Сибирь. В 1812 году они сражались против Наполеона за Александра I.

Во время гражданской войны в России 1918-20 годов казаки воевали за Белую гвардию, и после поражения от большевиков их объявили 'врагами государства'. Тысячи казаков бежали из страны, казачьи полки были расформированы, а казачьи фермы конфискованы.

Когда в 1991 году Советского Союза не стало, казачество снова стало поднимать голову. При тогдашнем президенте Борисе Ельцине стали поговаривать и о том, чтобы фактически предоставить казакам полицейские функции. В Санкт-Петербурге власти определили, что казаки должны верхом патрулировать улицы города и ловить карманников и грабителей. В Краснодарском крае власти доверяют казакам проверки документов и паспортов.

Всего в России - от южных причерноморских территорий сибирского города Иркутска и Амурской области на Дальнем Востоке - действует 25 казачьих организаций, в которых состоит до 660 тысяч членов.

В Крымске, городке с 60-тысячным населением, в казачьем войске предводительствует Безуглый - жилистый, с подкрученными усами, настолько энергичный, что трудно поверить, что ему 56 лет. Форму он, по его собственному утверждению, поддерживает, пробегая по 12 миль (20 километров) в день и занимаясь тяжелой атлетикой - и гордо показывает фотографию, на которой он, сняв рубашку, поднимает две устрашающих размеров гири.

- Казакам легко навести порядок в наших селениях, потому что мы здесь знаем всех и каждого, - говорит Безуглый. - Мы появляемся на месте преступления быстрее полиции, так что наведением порядка должны заниматься мы. Причем мы делаем это бесплатно. Это для нас - моральная обязанность.

'Пусть они уходят'

Еще одна их моральная обязанность, не скрывает Безуглый - выгнать из региона турок-месхетинцев, для чего используются любые средства - от простого запугивания до избиений и нападений на турецкие деревни. В 2002 году, рассказывает старик Исрапиль Литфиев с хутора Школьного, 77 казаков на двух автобусах приехали на праздник в один из домов, принадлежащем туркам-месхетинцам, заперли женщин в доме, а мужчин избили во дворе дубинками.

- Они говорили: 'У вас ни у кого нет регистрации, так что вы наверняка все бандиты', - вспоминает Литфиев. По его словам, казаки взяли двух избитых людей и собирались похоронить их заживо.

- Но мы поехали вслед за ними и не дали им это сделать.

В январе 45-летнего Александра Тедорова, турка-месхетинца, отца двоих детей, насмерть забили около дома его родителей в [станице] Варениковская. В убийстве обвинили молодого человека из казачьей семьи и приговорили его к трем годам тюрьмы. Перед судом местные казаки пытались заставить семью Тедорова отказаться от заявления.

- Они говорили, что тот парень на самом деле хороший, у него старики-родители, о которых надо заботиться, - вспоминает дядя Тедорова Сарвар. - Они говорили, что не хотят, чтобы он шел в тюрьму, и старались убедить меня подписать бумаги, в которых говорилось, что я отказываюсь от обвинений. Я отказался.

- Конечно, казаки защищали своего, - говорит мать Тедорова Валентина, утирая слезы со щек, - а нас никто не защищает, мы же турки.

Сложные отношения у краснодарских казаков и с другим кавказским меньшинством - армянскими курдами, также известными как езиды. В 2003 году 39-летний Ишнан Худоян спокойно мылся у себя дома в [станице] Неберджаевской, когда в его дворе появились пятеро казаков, проверявших документы. Когда он попытался воспротивиться, один из казаков схватил полотенце и начал душить его.

- Затем другой казак наставил на меня оружие, - вспоминает Худоян, - во двор вышли соседи, и казаки поспешили уйти. Но один из них сказал: 'Если вздумаете пожаловаться, мы знаем, где вас найти.' На следующий день к Худояну зашел участковый и сказал, что безработному армянину лучше не поднимать шума. 'Поэтому я и молчал', - говорит он.

Казаки оправдывают свою жесткость по отношению к кавказским меньшинствам тем, что кавказцы совершают большую часть преступлений в регионе, хотя юрист Дубровина и правозащитные организации опровергают это. По их словам, под этими утверждениями нет никаких оснований.

А с точки зрения Безуглого, лучшее решение конфликта между казаками и турками-месхетинцами - самое простое: турки должны уйти.

- Уже много раз мы им говорили: 'Не суйтесь с чужой монастырь со своим уставом'. А они - ноль внимания.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.