ВАШИНГТОН - В середине августа российский президент Владимир Путин потребовал установить сроки вывода иностранных (то есть американских) сил из Ирака. Несколькими неделями раньше Россия вместе с другими членами Шанхайской Организации Сотрудничества (Китаем, Узбекистаном, Казахстаном, Киргизией и Таджикистаном) призвала Вашингтон назначить дату вывода своих войск с баз, развернутых в Узбекистане и Киргизии после событий 11 сентября 2001 года. Зачем он это делает?

Очевидное объяснение состоит в том, что российский президент начинает видеть в Соединенных Штатах противника. Путин считает, что американская поддержка демократическим революциям в Грузии в 2003 году, на Украине в 2004 и в Киргизии в 2005 году представляет угрозу российскому влиянию на своих собственных рубежах. Он отчаянно пытается воспрепятствовать дальнейшим демократическим революциям на территории бывших советских республик и поэтому хочет вывода оттуда американских войск. Призыв к выводу американских сил из Ирака показывает, что Путин намерен поставить Россию в один ряд с антиамериканскими силами, возрождая тем самым дух соперничества времен холодной войны.

Но хотя это самое очевидное объяснение его поступков, всегда следует помнить, что ничто в России не бывает полностью очевидным. И призывы Путина к выводу американских войск из Средней Азии и Ирака не являются в этом плане исключением. Конечно, можно предположить, что Путин на самом деле совсем не хочет вывода войск США из этих мест.

Следует вспомнить о том, что и у Москвы есть военные базы в других странах. В некоторых из них (включая Армению, Таджикистан и Сирию) российское военное присутствие приветствуется. В других же (Грузия, Молдавия и все чаще Украина) им не рады. После распада Советского Союза в 1991 году Грузия в особенности старалась вынудить русских уйти. После более чем десятилетнего упрямого сопротивления этим требованиям Москва в мае 2005 года наконец согласилась на вывод своих войск, однако настаивает на том, что вывод этот может быть завершен не ранее конца 2008 года.

На самом деле русские совсем не хотят уходить из Грузии и считают такой уход, особенно под давлением американцев, национальным унижением. Путин вообще не хочет выводить свои войска ниоткуда. Именно в таком контексте следует понимать июльский призыв России и других стран-членов ШОС. Коль российские силы должны оставить Грузию, то, по мнению Путина, будет справедливо, если американцы уйдут из Средней Азии. Далее, если Вашингтон проигнорирует требование о выводе своих войск из Средней Азии, у России, по мнению Москвы, появятся веские основания для того, чтобы не выводить собственные силы из любой из бывших советских республик, а может быть, даже отказаться от полного выхода из Грузии.

Если таковы были мотивы Путина, когда Шанхайская Организация Сотрудничества потребовала вывода американских войск из Средней Азии, то последовавший незамедлительно отказ Вашингтона согласиться на эти требования сыграл ему на руку. Если Вашингтону не нужен график вывода своих сил из Средней Азии, то почему Россия должна выполнять графики вывода своих войск откуда бы то ни было?

Однако Вашингтон отверг требование ШОС о выводе войск на том основании, что базы свои он развернул на основании двусторонних соглашений с Узбекистаном и Киргизией. Следовательно, будущее этих баз должно определяться в ходе переговоров с каждым из правительств этих стран в отдельности, а не согласовываться с ШОС.

Несомненно, Путин был доволен, когда в конце июля 2005 года узбекское руководство дало Соединенным Штатам шестимесячный срок для вывода своих сил с военно-воздушной базы на территории Узбекистана, которой США пользовались после событий 11 сентября 2001 года. Поскольку русские войска должны покинуть Грузию, американцы должны уйти из Узбекистана. Но должно быть, Путин был крайне удивлен тем, что Вашингтон, вместо того, чтобы яростно сопротивляться, как это сделала бы Москва, немедленно дал понять, что выполнит требования Ташкента. Действительно, готовность Вашингтона вывести свои войска из Узбекистана резко контрастирует с неохотным выводом российских сил из Грузии, который будет длиться два с половиной года.

Кроме того, Путину вряд ли понравилось развитие событий в Киргизии. В ответ на предложение вновь избранного президента о том, чтобы американские войска также покинули Киргизию, министр обороны Дональд Рамсфельд приехал в Бишкек и добился от нового киргизского правительства того, чтобы оно позволило сохранить американское военное присутствие на своей территории, якобы в обмен на увеличение финансирования из Вашингтона. Безусловно, Путину вряд ли захочется, чтобы Россия была вынуждена больше платить за присутствие своих войск в других странах.

Именно в таком контексте следует также рассматривать попытки Путина поднять ставки в игре призывами об определении сроков вывода американских сил из Ирака. Путин прекрасно знает, что президент Буш отказывается от определения любых сроков. Кроме того, не может быть и речи о том, чтобы Вашингтон вообще платил за свое военное присутствие правительству, само существование которого зависит от Соединенных Штатов.

Однако 'отказ' Америки установить сроки своего выхода из Ирака усилит доводы Путина в противодействии растущему международному давлению, направленному на то, чтобы Россия вывела свои войска из Молдавии, а также внутреннему политическому давлению, нацеленному на выход из конфликта в Чечне тем же способом, как это в 1996 году сделал предшественник Путина Борис Ельцин, дабы остановить чеченскую войну.

Путин на самом деле совсем не хочет, чтобы Америка отвечала на его (или чьи бы то ни было) требования о выводе своих войск из Средней Азии или с Ближнего Востока. Вместо этого он рассчитывает на то, что Буш 'заупрямится' и не станет выводить свои войска ни из одной страны - и особенно из Ирака. Ибо любой вывод американских войск в итоге лишает Путина возможности избежать вывода своих собственных войск.

Марк Кац является профессором государственного права и политологии в Университете Джорджа Мейсона

____________________________________________________________

Избранные сочинения Марка Каца на ИноСМИ.Ru

Чечня и российская политика ("United Press International", США)

Что Америке делать с базами в Средней Азии? ("United Press International", США)

Контрпродуктивная политика Путина ("United Press International", США)

Россия и Америка после Беслана ("EurasiaNet", США)

Может ли Россия стать великой державой? ("The Moscow Times", Россия)

Станут ли Россия и Америка союзниками в Ираке? ("EurasiaNet", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.