По мере того, как ситуация в Афганистане и Ираке этим летом все ухудшалась, там, по крайней мере, не было недостатка в политических инициативах по ее разрешению. В Ираке под давлением Соединенных Штатов шиитское большинство вступило в переговоры с суннитским меньшинством по проблеме построения новой политической структуры страны; хотя переговоры по конституции Ирака не принесли результата, эти контакты, скорее всего, будут продолжаться, тем более что демократическим выходом может оказаться и предстоящий референдум. В Афганистане, несмотря на продолжающиеся нападения экстремистов, не прекращается подготовка к парламентским выборам. Даже некоторые бывшие лидеры 'Талибана' посчитали, что лучше не драться с оружием в руках, а соревноваться честно.

На карте мира остается, таким образом, только одно место, где растет уровень политического насилия и терроризма и где укореняются группировки, связанны в 'Аль-Каидой' - Северный Кавказ. Там под игом коррумпированной и все более жестокой власти России стонут Чечня и еще шесть республик. В последние недели в этом регионе происходит быстрая эскалация напряженности, хотя весь остальной мир этого практически не замечает. На прошлой неделе премьер-министр одной из упомянутых республик, Ингушетии, пережил покушение на свою жизнь и был ранен; в Дагестане взрывом бомбы был пущен под откос поезд. В Чечне стычки между боевиками и российскими войсками продолжаются почти ежедневно - несколько недель назад милицейская машина попала в засаду, завязался бой; погибло пятнадцать человек.

Российские и независимые эксперты со всего Кавказа предупреждают, что в регионе вполне может развернуться новая большая война, которая, в отличие от двух предыдущих войн в Чечне, захлестнет все республики и будет еще более открыто вестись под именем ислама. В марте российские войска убили Аслана Масхадова, светского чеченского лидера, добивавшегося только независимости своей республики и победившего на демократических президентских выборах, и его преемник исламский духовный лидер Абдул-Халим Садулаев уже провозгласил стратегию развязывания войны по всему Кавказу. На прошлой неделе своим заместителем он назначил Шамиля Басаева, террориста, под предводительством которого был совершен ряд кровавых нападений на мирных жителей в России, включая нападение почти год назад на школу в Беслане в Северной Осетии. Жертвами того террористического акта стал 331 человек, 186 из которых были детьми.

Президент России Владимир Путин, меньше месяца назад самоуверенно потребовавший вывода войск США из Ирака, ответил на акты насилия вводом еще большего количества войск в республики Кавказа. Так из Чечни в соседние регионы пришли творимые ими злодеяния, среди которых не последнее место занимают убийства и похищения людей без суда и следствия. Причем, как и все последние шесть лет, Путин отказывается от любых предложений решить кризис путем переговоров или принять услуги посредников. Большинство иностранных наблюдателей в регион не пускают, и российская пресса не может давать независимых отчетов о ситуации в Чечне. Правда, в Чечне и соседних республиках время от времени проводятся выборы, но все они проходят под страшным давлением одной из сторон, и кандидаты, подобранные Кремлем, по существу, не встречают никакого сопротивления.

Стратегия правительства Буша в Ираке, может быть, и ошибочна, но Администрация, по крайней мере, признает, что насилие там не прекратится без политического решения, результатом которого станет формирование представительной властной структуры и защита прав человека и различных меньшинств. Отказ же Путина признать то же самое на Кавказе становится все более опасным не только для самой России, но и вообще для перспективы борьбы с исламским экстремизмом. И то, что Соединенные Штаты и другие демократические страны позволяют этой бесконечной войне тянуться и тянуться, когда-нибудь еще сослужит им дурную службу.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.