Фрагменты тел, в принципе, должны были быть подвергнуты кремации. Во всяком случае, так требует служебная инструкция, если останки жертв террористических актов не могут быть идентифицированы даже в результате анализа ДНК в лаборатории 124 в Ростове-на-Дону. Однако судебные медэксперты инструкцию не выполнили и передали обугленные остатки костей представителям родительского комитета Беслана.

В середине июня они были там погребены. В безымянной могиле на новом кладбище, которое они называют 'школьным'.

1 сентября, год назад, в Беслане, в городе российской северокавказской республики, насчитывающем 50000 жителей, началась кровавая драма с заложниками. На линейке, с которой должен был начаться новый, 2004 учебный год террористы-смертники захватили более 1100 человек.

Операция по освобождению заложников превратилась в кровавую бойню. Среди не менее 330 жертв были учителя, родители, но, прежде всего, - дети. Многие погибли, когда подразделения специального назначения начали на третий день трагедии штурм школы. Живым захватить удалось только одного террориста: Нурпашу Кулаева. В столице Северной Осетии Владикавказе против него идет судебный процесс.

То, что прокуратуре и работавшей параллельно с ней парламентской комиссии по расследованию удалось установить относительно событий в Беслане до сих пор, более чем недостаточно и неубедительно не только для родственников жертв, но и для демократической общественности. До сих пор нет однозначного ответа ни на один из главных вопросов. В том числе и по той причине, что милиция, спецслужбы и проправительственные средства массовой информации долгое время пытались приуменьшить истинные масштабы трагедии.

До сегодняшнего дня остается невыясненным не только точное число жертв, но и террористов, захвативших заложников, и их национальность. Государственные следователи утверждают, будто все террористы, кроме Кулаева, были убиты во время штурма школы: 30 чеченцев и ингушей. Выжившие заложники утверждают, что их было, по меньшей мере, 50 человек, в том числе и осетины, этнические русские и жители других северокавказских республик.

Убедительного ответа на то, как развивались события, тоже нет. Что с машинами из других регионов, которые парковались за несколько дней до нападения перед школой? Что с оружием, которое пособники террористов спрятали под полом школьной библиотеки? В августе взломщикам удалось стащить компьютерную технику на сумму свыше 150000 долларов США даже из новой школы, которая якобы находится под особой охраной. Тем не менее, доказательств длительной подготовки нападения нет, считает Анатолий Торшин, руководитель парламентской комиссии по расследованию.

Всю правду, опасается представитель родителей Дудиева, в обозримом времени узнать не удастся. Это поможет избежать нелицеприятного расследования других драм, связанных с захватом заложников. Именно это обещал президент Владимир Путин, выступая взволнованно на следующий день после захвата заложников по телевидению: 'Мы проявили преступную невнимательность к гражданской обороне и безопасности'.

Сразу после захвата заложников Путин мобилизовал большинство кремлевской партии в Думе на то, чтобы принять законы, позволяющие ему назначать ранее избиравшихся глав администраций регионов и автономных республик. Тем самым, Путин берет на себя ответственность за все, что там происходит, в том числе за нерешенную чеченскую проблему, пустившую метастазы по всему Северному Кавказу. Поэтому новые террористические акты всего лишь вопрос времени.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.