Расположенный примерно в 400 км южнее Москвы Орел - провинциальный город с 330 000 жителей, где все так же величественно, как и во времена Ивана Тургенева, сливаются реки Ока и Орлик. Однако обосновавшиеся там когда-то коммунисты так по-настоящему и не уходили. Здесь по-прежнему можно встретить директрису гостиницы с именем Сталина, пройтись мимо бюстов Ленина и основателя коммунистической политической полиции Феликса Дзержинского. Можно еще посетить исторический музей, где едва представлены сталинские репрессии, зато есть список тех, с кем Сталин 'встречался' во время своего пребывания в Орле.

Но жители, похоже, вполне приспособившиеся к такому положению, недавно были потрясены городской инициативой. Надо ли, в самом деле, поставить памятник Сталину? По правде говоря, в красном городском совете вопрос не вызвал споров. В конце марта, когда полным ходом шла подготовка к празднованию 60-й годовщины 'победы над фашизмом', 33 депутата из 35 проголосовали за принятие документа с требованием 'реабилитировать честь и достоинство Иосифа Сталина', вновь переименовать улицы и площади и поставить ему памятник. Городской совет принял 22 июня решение, что будет восстановлен старый памятник.

А ведь при Сталине в этом городе совершались массовые казни. Накануне прихода немцев, 11 сентября 1941 года, здесь были казнены 157 человек.

'Речь идет не о реабилитации, а о восстановлении исторической справедливости. Я хочу, чтобы дети узнали, каким гениальным полководцем был Сталин и что благодаря ему мы победили фашистов во время Второй мировой войны', - не моргнув глазом утверждает автор инициативы, один из депутатов городского совета Михаил Вдовин. По его словам, эту идею поддержали 3 000 орловских ветеранов, которые, как и его отец, идя в атаку, кричали: 'За Родину, за Сталина!'

Жестокие воспоминания

Михаил относится к числу тех, кто считает, что 'Отец народов' не занимает в настоящее время того места, которого достоин. Захваченный в 1941 году и подвергшийся оккупации фашистскими войсками город Орел был освобожден советской армией в 1943 году. Орловская область, сельскохозяйственный регион, подверглась насильственной коллективизации земель и участвовала в индустриализации. Здесь находится один из крупнейших сталелитейных заводов в Европе. Не отрицая, что при сталинском режиме были жертвы, Михаил считает, что образ полководца не должен померкнуть перед образом 'красного тирана'.

В своей скромной квартире бывший политзаключенный Николай Андреев, отправленный в ГУЛАГ в возрасте 19 лет, тоже поддерживает реабилитацию вождя, несмотря на 10 лет каторги, из которых 3 года он отбывал в Сибири за то, что 'хвалил' военную стратегию немцев. 'Я обеими руками голосую за памятник!' - говорит этот 82-летний старик, не видя в том ничего парадоксального.

В Орловской области немало таких стойких борцов, начиная с родившегося здесь лидера российской Компартии (КПРФ) Геннадия Зюганова. Тираж традиционно коммунистической газеты 'Орловская искра', носящей то же имя, что и основанная Лениным в 1900 году первая марксистская газета, по-прежнему насчитывает 25 000 экземпляров.

И все-таки жители шокированы этой инициативой. 'Это место славилось своей жестокостью в отношении всех 'агентов капитализма, - поясняет правозащитник Дмитрий Краюхин, идя вдоль большого здания из красного кирпича в самом центре города, ставшего теперь уголовной тюрьмой. - Здесь, в психиатрической лечебнице, содержались некоторые политические заключенные. Людей здесь избивали, делали им всякие уколы'.

Анна Силаева и Александра Тимошина, 'дочери врагов народа', испытали на себе, что такое разоблачения, облавы, сфабрикованные процессы и расстрелы, осуществлявшиеся при Сталине. В 1943 году увели мать Анны. 'Она прошептала перед бюстом Сталина 'кровопийца', и одна женщина донесла на нее. Ей дали 10 лет лагерей, а мужа расстреляли'. Александра родилась в 1937 году, том самом, когда арестовали ее отца, 'стахановца', замечательного работника и патриота. 'Моя мама долгие месяцы все носила передачи в тюрьму, куда его посадили, а его уже расстреляли, и никто ей ничего не сказал'.

Потом они проверяли в архивах и выяснили, кто донес на их родителей. Они пытаются создать объединение жертв репрессий, но 'мэрия тянет с регистрацией'. И все же с наступлением перестройки улицы и площади в Орле лишились имени Карла Маркса. В 1991 году была установлена мемориальная доска жертвам репрессий 1920-1950 годов. При въезде в город сооружен монумент в память расстрелянных 11 сентября 1941 года. И все же, когда заговаривают о восстановлении памятника Сталину, у Анны и Александры не находится слов. 'Сталин лишил нас детства, отнял семью. Этот памятник - позор . . .'

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.