Станислав Кесаев жестом указывает на кучу бумаг, фотографий и газетных вырезок, которые лежат на его столе, и подтверждает меру своей ответственности: 'Люди в Беслане хотят объяснений причин своего горя, они хотят знать, почему все так произошло'.

Завтра исполняется год со дня захвата террористами бесланской школы, в ходе которого погиб 331 человек, в том числе 186 детей, и вопрос о том, почему было убито так много людей, по-прежнему преследует этот тихий город, расположенный к северу от Кавказского хребта.

Многие надеются на Кесаева, профессора права и депутата парламента Северной Осетии из столицы республики Владикавказа. Они верят в то, что возглавляемая им комиссия по расследованию теракта с большей вероятностью установит правду, нежели следствие федерального парламента и прокуратуры, которое, по их убеждению, будет стремиться скрыть промахи и упущения.

Но Кесаев предупреждает, что его отчет, который должен быть подготовлен к середине сентября, поставит больше вопросов, чем даст на них ответов. Кесаев, заверявший жителей Беслана во время захвата школы, что делается все возможное для спасения детей, сегодня раскаивается в своих словах.

'Получается, что все было бесполезно, - говорит он. - Количество жертв в результате так называемой операции по освобождению заложников позволяет мне так говорить. Никто не может заявлять, что она прошла успешно'.

Кесаев добавляет, что большая часть его выводов будет касаться служб безопасности, не сумевших предотвратить тщательно спланированный террористами захват школы, оказавшихся неспособными скоординировать действия армии, милиции, КГБ (так в тексте - прим. пер.) и спецназа и не сумевших даже обеспечить достаточное количество санитарных и пожарных машин.

Но остается без ответа самый важный вопрос. Как и почему начался штурм школы на третий день осады? Из-за чего вспыхнул пожар, вызвавший обрушение крыши спортивного зала, под которой погибли многие заложники? И наибольшую тревогу вызывает такой вопрос: не получилось ли так, что те, кто пытался освободить заложников, убили больше людей, чем сами террористы?

Все согласны с тем, что перестрелка началась после взрыва в спортивном зале. Но никто не согласен с выдвигаемой причиной этого взрыва.

Сначала прокуратура выдвинула версию о том, что бомба, закрепленная захватчиками заложников, упала и взорвалась, затем она заявила, что один из террористов убрал ногу с педали детонатора, что вызвало взрыв.

Однако Нурпаши Кулаев, единственный, по заявлению властей, террорист, захваченный живым, заявляет, что человека, державшего ногу на педали детонатора, застрелил снайпер, находившийся за пределами школы. Те показания, которые он дал во время проходящего во Владикавказе судебного процесса, вызвали серьезные вопросы относительно официальной версии событий.

Если взрыв был случайным, это подтверждает заявление властей о том, что они не планировали штурм здания, но были вынуждены действовать, когда в хаосе, возникшем из-за взрыва, из школы начали выбегать дети, по которым вели огонь террористы.

Если взрыв произошел по вине российских сил, это говорит о том, что он стал сигналом к заранее спланированному штурму, и жители Беслана хотят знать, почему. В тот момент наступил определенный прорыв в переговорах с террористами, было достигнуто соглашение о том, чтобы к школе приблизились сотрудники служб спасения для сбора тел погибших, выброшенных из окон школы.

В Беслане бытует большое количество теорий о преступном сговоре. Одна из них состоит в следующем: штурм здания начался из-за того, что в Беслан для переговоров с нападавшими выехал умеренный лидер чеченских повстанцев Аслан Масхадов, убитый полгода спустя российскими спецслужбами, и власти не хотели видеть, как он будет 'освобождать' заложников.

Кесаев говорит о том, что члены его группы подтвердили факт контактов с Масхадовым через посредников. Однако у его комиссии недостаточно свидетельств для определения причины взрыва и штурма.

Очевидцы событий не верят, что причиной пожара, вызвавшего обрушение крыши спортзала, стал первый взрыв, поскольку пожар вспыхнул часом позже. Это заставляет задать еще один вызывающий большую тревогу вопрос: а не был ли этот пожар вызван огнем из огнеметов, которые использовали российские военные?

Заместитель генерального прокурора Николай Шепель, ведущий расследование по действиям властей во время кризиса, сначала отрицал факт использования огнеметов, несмотря на то, что жители нашли использованные трубы от них на месте событий. Однако во время суда над Кулаевым он признал, что огнеметы использовались. Шепель утверждает, что огонь из этого страшного оружия, известного под названием 'Шмель', велся не напалмом, а топливно-воздушной взрывной смесью, которая создает вакуум и вызывает мощную взрывную волну, но не способна поджечь здание.

Жители Беслана говорят, что такое оружие, а также танки, которые, по признанию властей, тоже применялись при штурме, нельзя было и близко подпускать к полной детей школе.

Выжившие после трагедии люди и родственники погибших подвергают сомнениям и другие детали официальной версии властей. Многие полагают, что террористы пробрались в школу еще до нападения и спрятали там оружие.

Они также убеждены в том, что нападавших было больше, чем 32, и что даже силовые структуры захватили живыми больше террористов, чем они официально признают. Свидетели утверждают, что видели, как трех мужчин с черными мешками на головах уводили прочь от здания школы.

По словам редактора местной газеты Эльбруса Тедтова, чей сын тоже погиб в школе, некоторые вопросы могут носить отвлеченный характер, но на кон поставлен сам принцип.

'Если власти сейчас скажут, что террористов было больше, чем 32, это ничего не изменит. Мы все равно не сможем вернуть наших детей, - говорит он, - но вопрос в том, хватит ли у них мужества рассказать правду'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.