Ник Пэтон Уэлш ищет в Грозном ключи к разгадке.

В первый день захвата бесланской школы, когда сгустились сумерки, глава террористов начал ссориться с двумя смертницами в масках. По словам свидетеля, одна из них отказалась выстрелить в мальчика-заложника. Руслан Хучбаров, у которого был дистанционное устройство от надетых на женщинах поясов шахидок, отвел их в угол и взорвал.

Неделей раньше женщина, теперь известная как "пассажир 28", поднялась на борт самолета, выполнявшего рейс 1303 Москва-Волгоград. Через 41 минуту после взлета она привела в действие взрывное устройство, и авиалайнер с 43 пассажирами упал под Тулой, в 200 км к югу от Москвы.

Взрывы самолетов и трагедия Беслана, начавшаяся ровно год назад, продемонстрировали беспощадность чеченского экстремизма. Одновременные взрывы двух самолетов, летевших из Москвы, унесли жизни 98 человек. В Беслане погиб 331 заложник. Но эти теракты связывает не только идеология и желание запугать. По данным российской прокуратуры, тесты ДНК показали, что одна из бесланских террористок и "пассажир 28" были сестрами. Это чеченки Роза Нагаева (28 лет) и Амнат Нагаева (30 лет).

Почему Амнат и Роза решили пожертвовать жизнью, чтобы вместе убить 420 школьников, их родителей и пассажиров самолета, - это секрет, который они унесли с собой в могилу. Но первопричину следует искать на южных возвышенностях Чечни, где девушки росли, и на развалинах Грозного, где они вместе торговали на рынке.

Во время разговора в кафе в чеченской столице их младший брат Ислам (23 года) и старшая сестра Асма (43 года) отказываются признать не только то, что их сестры совершили самые страшные теракты в России, но даже и то, что они мертвы.

"Они все еще живы", - утверждает Ислам, а Асма добавляет: "Я жила с ними, и я их знаю. Я бы заподозрила что-нибудь, или они бы выказали какие-то мотивы, чтобы сделать это". Они утверждают, что сестры уехали из Грозного в Баку 22 августа прошлого года, за несколько дней до взрывов самолетов. Они собирались закупить учебники, ранцы и форму, которыми торговали на рынке. На вопрос, почему Роза и Амнат до сих пор не объявились, Ислам и Асма высказывают предположение, что на границе их задержали азербайджанские таможенники. "В местной прокуратуре нам сказали, что, вероятно, их паспорта были украдены и использованы кем-то еще", - говорит Асма.

Роза и Амнат родились в селе Тевзани на юге Чечни. Сегодня это одно из самых опасных мест в республике, но в середине 1970-х там было тихо и красиво. Но нищета вынудила их отца, Салмана, переехать с семьей в Ростов-на-Дону. Там он работал в колхозе. "У нас был дом, и мы все спали в одной комнате", - вспоминает Ислам. Салман умер в возрасте 53 лет, вроде бы от инфаркта, продолжает он, и убежденная мусульманка Таус в 63 года осталась одна с 11 детьми.

Возможностей было мало даже в Ростове. Несмотря на то, что Амнат выучила украинский и немецкий и очень любила читать, она оставила школу в 15 лет. Роза последовала ее примеру. "С 17 лет у Розы периодически бывали припадки, - вспоминает брат. - Поставить диагноз не мог никто, но мы думали, что это эпилепсия". В Ростове девушке удалось найти какое-то лекарство, но лечение прекратилось, когда в начале 1990-х г.г. они вернулись в Тевзани.

В Чечне Нагаевы обнаружили, что в их родном городе царят безработица и хаос, вызванные распадом Советского Союза. "Мы подумали, что Чечня, как Украина и другие части Советского Союза, получит независимость", - говорит Асма.

Они оставались в республике до начала первой войны в 1994 г. Та кровавая попытка обрести независимость окончилась мирным договором с ельцинской администрацией в августе 1996 г., но до этого Грозный подвергся ковровым бомбардировкам, в которых погибли 73 тыс. чеченцев и 5700 российских солдат.

О разгроме столицы они узнали от беженцев и по местному телевидению. Асма описывает, как плакали девочки, увидев "наш красивый город" в руинах. "Мы собственными глазами видели, что происходило. Конечно, кто угодно разозлится, когда видит, как убивают обычных людей".

Именно во время краткого периода независимости, до начала второй войны в 1999 г., Амнат впервые продемонстрировала свою деловую жилку. "Она очень хорошо знала, что будет продаваться", - говорит Асма. На деньги, вырученные от продажи макарон, кулинарного жира, шампуня и стирального порошка, девушка одевала семью. Торговля шла бойко, но рейды Шамиля Басаева в соседний Дагестан и несколько взрывов в Москве в сентябре 1999 г. привели к новой войне.

На Тевзани обрушились массовые воздушные бомбардировки, многие мирные жители были убиты. Но первая потеря в семье Нагаевых произошла уже после того, как Россия вновь заняла Чечню. Жестокость второй войны была ничтожной по сравнению с годами зачисток, когда российские войска забирали мужчин, связанных с сепаратистами или просто боеспособного возраста, допрашивали, избивали и зачастую казнили. По данным правозащитной организации "Мемориал", которая отслеживает нарушения прав человека только на трети территории республики, после окончания второй войны в 2000 г. были похищены почти 3 тыс. человек. Большинство из них считаются погибшими.

"Зачистки в Тевзани начались в 2000 г., - говорит Асма. - Село окружали грузовиками и бронетранспортерами. Выглянув в окно, мы видели мужчин с АК47, которые прочесывали улицы. Они ходили от дома к дому, забирая золото, деньги, оружие. Женщин они не трогали, но мужчин уводили".

Среди них оказались 29-летний Заур Дагаев и его друг, 32-летний брат Розы и Амнат, Увайс Нагаев. 27 апреля 2001 г. они были у Заура, когда к дому подошли силы 45-ой дивизии, дислоцированной поблизости. "Они окружили дом и увели их, якобы в казармы", - говорит Асма.

В тот вечер военные привели их на деревенское кладбище. Уваиса и Заура заставили лечь на землю и открыли огонь. Заур был убит сразу.

'Было темно, и Уваис не видел, что случилось с Зауром', - рассказывает Ислам. 'Он притворился мертвым'. Утром, по словам Ислама, Уваис, раненый, вернулся в дом Заура. 'В то утро из сорок пятой дивизии за ним снова пришли в дом Заура', - рассказывает Асма. 'Ему связали руки и увели'.

Документы организации 'Мемориал' подтверждают эту версию тех событий. Однако в них говорится, что военные снова пришли за Уваисом только через четыре дня. Нагаевы ничего не знали и с ума сходили от беспокойства. 'Мы везде искали его, в том числе и в казармах 45-ой дивизии', - говорит Асма.

Амнат начала терять надежду. Она знала одну женщину в Гудермесе, у которой пропали муж и сын, и она платила 'посреднику' - как правило, офицеру служб безопасности или кому-то, связанному с ними - чтобы узнать о судьбе близких.

'Мы тоже нашли такого человека, - продолжает Асма. Амнат отнесла ему 200 долларов. Он сказал, что будет искать Уваиса и найдет его через несколько месяцев. Наверное, он был из ФСБ, так как у него были связи. Кому еще мы могли доверять'?

По словам Ислама и Асмы, их посредник не предоставил никакой информации. Однако по сведениям 'Мемориала', этот человек сообщил, что с помощью пыток Уваиса заставили признаться в каких-то преступлениях, затем его труп был нашпигован взрывчаткой и взорван. Тем не менее, и Ислам, и Асма, которые не видели Уваиса мертвым, продолжали надеяться. 'Бывает, люди находятся в тюрьме где-нибудь в Сибири под другим именем', - считал Ислам.

На этом для деревни испытания не закончились: зачистки и бомбежки продолжались вплоть до 2002 года. Многие покинули Тевзани. В тот год Амнат и Роза вернулись в Грозный, чтобы возобновить торговлю.

'Они нашли квартиру около рынка', - рассказывает Асма. Именно тогда их дальнейшая судьба стала более понятной. 'Я иногда навещал их, - говорит Асма. Вся их жизнь сводилась к работе. Они приходили домой, ели, умывались и ложились спать, иногда смотрели телевизор'.

Торговля шла хорошо. В соседней палатке работали Мириам Табурова двадцати-семи лет и Сацита Джербиханова тридцати-семи лет. Они подружились и стали жить вчетвером, вместе оплачивая квартиру, за которую брали 30 долларов в месяц. Вместо стекол, на окнах была натянута пленка. Женщины спали на двух кроватях, которые были чуть больше одеял, которые лежали сложенные на коробках.

В августе прошлого года, когда начиналась самая бойкая торговля в преддверии нового учебного года, по словам Асмы, им очень хотелось съездить еще раз в Баку за покупками. Поехали все вместе. Погибли, как выяснилось, почти одновременно. Джербиханова села на самолет, летящий рейсом на Сочи, за несколько секунд до того, как Амнат заняла свое место на самолете, следующем рейсом #1303. Джербиханова привела в действие взрывное устройство, в результате чего ее самолет исчез из экранов радаров и упал около Ростова-на-Дону тоже по пути в Сочи. Это произошло через несколько минут после взрыва и падения самолета Амнат.

Табурова и Роза погибли в Беслане во время взрыва вечером первого дня осады школы. Несколько свидетелей рассказывали, что две женщины в масках проявляли определенное сострадание к заложникам. Другие утверждали, что одна из них обещала застрелить трех человек, сидящих рядом с тем, у кого будет обнаружен мобильный телефон.

Что заставило Амнат и Розу стать террористками-смертницами? Чувство мести и горечь утраты? Чеченские сепаратисты называют таких женщин 'черными вдовами'. ФСБ дает менее романтические объяснения. Женщин могли нанять криминальные группировки, которые пообещали им 'простить' долг в обмен за определенные услуги. Представитель прокуратуры заявил, что женщин иногда насилуют и снимают это на пленку. Таким образом, они становятся изгоями в чеченском обществе, и их часто доводят до самоубийства.

Что до Ислама и Асмы, то они ни за что не поверят, что их сестры были способны на самоубийство, не говоря уже об убийстве.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.