'Освобождение' заложников в Беслане и процесс против предпринимателя Ходорковского имеют одно общее: оба эти процесса являются порождением 'диктатуры закона', объявленной Путиным на второй срок своего президентства. В зале суда извращенное представление о правовом государстве - Кремль 'купил' судей и прокуроров - восторжествовало с легкостью, тем самым утвердив за Путиным излюбленный им имидж беззастенчивого хозяина у себя в доме.

На Кавказе дела обстоят иначе. Для террористов-самоубийц методы диктатуры - не препятствие, независимо от того, предпринимаются ли они от имени закона или нет. Чем более жестоки эти методы, тем все более схожими они становятся с действиями террористов, как это было в Беслане, где страдания жертв в результате бойни, организованной властями, вполне отвечали намерениям преступников.

Аналогичными были обстоятельства и во время захвата заложников в Москве три года назад. Не приходится думать, что Путин, распорядившись о новом расследовании событий в Беслане, осознал, что жестокость российских сил безопасности объясняется слабостью. Но, видимо, он чувствует, что диктатура закона в один прекрасный день может обернуться против диктатора.