Год спустя после гибели во время бесланских событий 331 человека, половина из которых были дети, слишком много неясного остается вокруг той трагедии, спровоцированной массовым захватом чеченскими террористами заложников в одной из школ Северной Осетии и последующей операцией по освобождению, проведенной спецподразделениями. Два расследования и идущее в настоящий момент судебное разбирательство против Нурпаши Кулаева, единственного захваченного в живых члена состоявшего из 32 террористов отряда боевиков, по-прежнему не дали ответа на вопрос, кто же все-таки несет ответственность за продолжавшийся 10 часов штурм здания российскими военными. Встретившись в Москве с представителями комитета 'Матерей Беслана' российский президент Владимир Путин пообещал все это выяснить. Но он не сказал ничего нового, а лишь подчеркнул, что о некоторых фактах произошедших там событий узнал от самих матерей.

Ни один из членов российского правительства не снизошел до того, чтобы посетить бесланские мероприятия, посвященные годовщине тех, продлившихся три дня, событий. Хотя жестокость захватчиков, требовавших вывода российских войск из Чечни, и освобождение их заложников не ставятся под сомнение, матери и другие родственники жертв все больше видят причину случившегося в том, каким образом службы безопасности проводили штурм, в том числе в использовании танков, хотя, согласно официальной версии, они стреляли не по зданию школы, в котором находилось большинство заложников.

Путин без колебаний признал, что после распада СССР, ослабления сил безопасности страны и роста терроризма государство 'больше неспособно обеспечить безопасность граждан в полном объеме и на должном уровне'. Это настоящее признание в бессилии. Но он также за все эти годы не сделал ничего для того, чтобы попытаться разрешить чеченский конфликт. Произошедшие год назад трагические события в Северной Осетии и недавние теракты в соседнем Дагестане показали, что чеченский конфликт давно уже вышел из своих национальных границ. В этом смысле год прошел впустую.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.