О том, где бьется сердце России, спорить будут вечно. И все же центром власти является Екатерининский зал Кремля, названный именем российской императрицы из Германии. В совокупности овальное помещение под высоким куполом, выдержанное в золотых и белых тонах, передает два чувства: чувство близости к царю и чувство громадности просторов империи. И вот в помещение, являющееся наследием царей и комиссаров, входит без лишних церемоний президент, и все внимание концентрируется на нем. В течение трех часов Путин будет объяснять небольшой группе западных журналистов и ученых, что такое его Россия. И он будет формулировать свою позицию, и прямо, и косвенно. Главное в его помыслах - стабильность. Он требует предсказуемости от себя и других. Он мыслит понятиями, отражающими интересы государства. Политическая дружба? Он понимает, что у крупных государств могут быть лишь постоянные интересы, а не постоянные союзы.

Это, видимо, касается и Германии: 'Речь идет о балтийском газопроводе. Я еду не для того, чтобы оказать поддержку на выборах, - говорит он наполовину иронически, наполовину серьезно - и не для того, чтобы наказать восточных европейцев за их измену империи. Речь идет о безопасности транспортных маршрутов, диверсификации, сокращении расходов'. Он, дескать, увидится не только с действующим главой государства - имя Шредера (Schrоеder) произнесено не было, - но и с кандидатом на пост канцлера. 'Кстати, интересы двух стран дополняют друг друга. Обе хотят стабильности и мира. Размах и глубина сотрудничества хорошие. Это надо сохранить. Иного я не слышал ни от канцлера, ни от госпожи Меркель (Merkel)'.

Путин вписывается в величественные рамки менеджера, отстаивающего государственные интересы. Человек в сером фланелевом костюме, полный нервной энергии, внешне на этот раз создает впечатление штатского человека, неброский галстук, никаких орденов или значков, строго деловая манера держать себя. Если тут и присутствует кокетство, то это кокетство человека, который в нем не нуждается. Он выступает в образе руководящего служащего мировой державы. Он пользуется популярностью (его поддерживают 69 процентов населения), наведен порядок в политике, цена на нефть - высокая, курс акций достиг наивысшей отметки.

Сила России заключается в нефти, Путин понимает это, как и ее слабости. Отношения с Германией в области энергетики? 'Мы довольны их уровнем. Даже в самые трудные времена Россия никогда не допускала их разрыва. Сегодня речь идет о строительстве еще одного трубопровода в направлении ЕС с тем, чтобы шире увязать между собой западноевропейские распределительные системы'. Почему через Балтийское море? Ответ - 'революционное движение' на Украине. У Польши нет денег. 'Это дело должно оставаться вне политики, - говорит он, будто, это возможно. - Мы заключили договора на поставку более 60 миллиардов кубических метров'. Первое судно со сжиженным газом уже на пути в США. 'Никто не должен остаться в стороне'. Сначала через Черное море пройдет трубопровод в Турцию. Другие трубопроводы будут построены на Дальнем Востоке.

Тут же последовал вопрос: в Японию или в Китай? Путин хочет, чтобы и в Японию, и в Китай. 'Отношения с Китайской Народной Республикой, к счастью, хорошие. Когда 15 лет назад распался Советский Союз, были проблемы с безопасностью. Теперь у нас надежные договора о границе. Тесные экономические отношения, а именно в военно-промышленном комплексе. Это идет на пользу российской оборонной промышленности. Япония для нас - стратегический партнер. В Азиатско-Тихоокеанском регионе мы наблюдаем баланс сил.

Неизбежным был вопрос об Иране и его целях в области ядерной энергии, русские помогают Ирану строить атомную электростанцию в Бушере. 'Мы говорили с нашими иранскими партнерами, чтобы они выполняли свои односторонние обязательства. То, что они пока делали, договора позволяют. Но мы предупредили, что уже сейчас на Среднем Востоке сложилась взрывоопасная обстановка. Мы не исключаем обсуждения вопроса в Совете безопасности'. В отличие от Шредера, Путин, считающий Договор о запрещении ядерного оружия важным элементом мирового порядка, отказывается от всякой критики Вашингтона. 'Между нами и США в вопросах сотрудничества нет проблем. Кстати, над своими ядерными объектами мы осуществляем свой собственный строгий контроль'.

После 'Оранжевой революции' в соседней Украине прямо спрашивают, а возможно ли подобное и в России. Путин ответил так: 'Я думаю, у нас нет оснований ждать дестабилизации. Мы должны продолжать проводить прежнюю политику. В последние годы реальные доходы широких слоев населения выросли на десять процентов. Мы должны укреплять средние слои, партийную систему и независимые средства массовой информации. Для этого у нас есть мощная экономическая база. Главными причинами украинской революции были безработица и бедность, помимо этого - широко распространенная коррупция. Мы - не против перемен на бывшем советском пространстве. Мы хотим быть уверены, что перемены не приведут к хаосу'.

Видит ли он на Западе намерение вмешаться в дела в Восточной Европе?

'Мы занимаем по отношению к ЕС, и это понятно, дружественную позицию. Мы хотим на территории бывшего Советского Союза стабильности. Мы также хотим, чтобы на Украине не было разделения на Восток и Запад. Русские на Украине заслуживают надежного будущего. Мы все же не можем возвращаться к российской империи, даже если бы мы этого хотели, это невозможно'.

Разве его стиль руководства - управляемая демократия, авторитаризм? Демократия есть или ее нет. Она включает соблюдение принципов правового государства, демократические выборы. Критике подвергаются все политики. В чем это должно выражаться? Мы оптимизируем общественную систему, добиваемся мира и процветания для людей. При этом мы должны учитывать традиции нашей страны. Мы не можем заниматься подражанием. Я прислушиваюсь к критике, и если она справедливая, реагирую на нее'.

Каким он видит свое будущее после выборов 2008 года? 'Я покину Кремль, но не Россию'. Но существуют предположения, что он рассчитывает на третий срок? Какую роль он определяет для самого себя? 'Я бы хотел использовать свои знания и опыт в интересах российского народа'. Но ходят слухи, что он хочет баллотироваться в третий раз - Путин перебивает, задавая свой вопрос: 'Это что рекомендация?' В таком случае, если серьезно: 'Я повторяю: в 2008 году я не буду баллотироваться на пост президента. Самое главное, обеспечить стабильность. Нет, изменять конституцию мы не будем. Увидите'.

Что собирается делать президент с 'непредвиденными доходами', если цена на нефть поднимется до 80-90 долларов США за баррель? Восемь месяцев назад у меня был гость, который хотел знать мой прогноз относительно цены на сырую нефть. Я назвал примерно 80 долларов. В действительности в прошедшие три месяца они были на уровне 40-50 долларов. Он считает это нормальным. Как мы поступаем с деньгами? В настоящее время у нас профицит бюджета. Большие золотые запасы. Мы видим угрозу инфляции. Поэтому часть нефтедолларов направляется в стабилизационный фонд, другая часть идет на оплату зарубежных долгов. Но третья часть расходуется на социальные цели, на образование, науку, на снижение налогов'.

В России еще более драматичная, чем в странах Западной Европы, проблема, связанная с сокращением и старением населения. Что делать? Путин видит выход в проведении ряда социальных мер: 'Решение является очевидным. Прежде всего, нет достаточно развитой системы здравоохранения. Этот вопрос можно решить административными средствами, но в будущем это должно быть делом регионов, а не центра. Соответственно губернаторы получат бюджетные средства. С этой целью мы разрабатываем программы в области семьи. Рост экономики должен помочь в этом. Но у нас нет волшебной палочки. А что касается 25 миллионов россиян, проживающих за рубежами нашей страны, то мы хотим гармонизировать с государствами СНГ законодательство, которое бы признавалось всеми сторонами. Мы также надеемся сделать Россию настолько привлекательной, что люди поедут к нам'.

В заключение - слова симпатии в адрес американцев и обещание поддержки: 'Я говорил с Джорджем (George), выразил ему наше сочувствие и предложил любую помощь, которую мы можем оказать. Что означает эта катастрофа? Мы - ничто перед силами природы и всемогущим Господом'.

В Екатерининском зале мы видели консерватора: он не хочет изменять мир, речь о том, чтобы сберечь его.