Председатель Восточного комитета немецкой экономики Мангольд рекомендует Меркель, в случае избрания канцлером, поддерживать тесные контакты с Путиным

В присутствии российского президента Владимира Путина и канцлера Германии Герхарда Шредера в четверг в Берлине будет подписан договор о строительстве газопровода по Балтийскому морю из России в Германию. В этом проекте участвуют 'Газпром', BASF и Eon. В этой связи мы решили побеседовать о состоянии германо-российских отношений с председателем Восточного комитета немецкой экономики Клаусом Мангольдом.

Вопрос: За десять дней до выборов в Берлине будет подписан договор о строительстве Балтийского газопровода, что было запланировано, собственно, на октябрь месяц, причем в Москве. Это похоже на предвыборную поддержку Герхарда Шредера.

Ответ: Это совсем не похоже на предвыборную поддержку канцлера Германии, а является результатом успешных переговоров. Если партнеры договорились раньше, чем ожидалось, то это положительный факт. Присутствие Шредера и Путина на подписании показывает, насколько серьезно обе страны - и не только представители экономики, но и политики - относятся к таким проектам.

Вопрос: Премьер-министр Польши Квасьневский на страницах 'Франкфуртер Алльгемайне Цайтунг' выразил свою озабоченность в связи с планами строительства этого газопровода, сказав, 'потому что это было решено Германией и Россией через наши головы'. Вам понятна эта критика?

Ответ: Эта озабоченность необоснованна, потому что, насколько мне известно, трубопровод не затронет польской территории.

Вопрос: Не стоит ли за критикой Квасьневского беспокойство, что сотрудничество между Германией и Россией происходит за счет государств Центральной и Восточной Европы?

Ответ: И Польша, и прибалтийские государства должны быть очень заинтересованы в добрых отношениях между Германией и Россией. В прошлом они достаточно страдали, когда отношения между Россией и Германией были напряженными. Хорошие германо-российские отношения являются стабилизирующим фактором в Европе. Поэтому хорошие связи между Берлином и Москвой нужно воспринимать не с беспокойством, а позитивно.

Вопрос: Основным владельцем 'Газпрома', нашего партнера в этом проекте, является государство. Близко стоящий к Путину сотрудник возглавляет наблюдательный совет этого предприятия. 'Газпром' владеет телевизионными компаниями, газетами. Многие видят в этом опасную концентрацию власти в руках Путина. Не укрепляет ли это опасение, что Путин не воспринимает серьезно демократию?

Ответ: В Западной Европе до недавних пор во многих странах государство имело сильное влияние на энергетическую промышленность. Это можно видеть еще и сегодня на примере нашего соседа - Франции. Поэтому нет ничего страшного, если в таких странах, как Россия, государство является совладельцем. Политика 'Газпрома', направленная на совладение СМИ, проводится уже достаточно давно. Я исхожу из того, что 'Газпром' не станет превращать это в свою стратегию. Но поэтому поводу нам не стоит давать советов, если нас не спрашивают.

Вопрос: Не слишком ли осторожничает канцлер Шредер с Путиным в вопросах демократии и прав человека, как это считает кандидат в канцлеры Меркель, и не только одна она?

Ответ: Я присутствовал на некоторых встречах. Канцлер всегда поднимал эти темы. Некоторые из них, как например тема Чечни, невероятно сложны. Но и в будущем мы будем вести с Россией критический диалог по этим проблемам.

Вопрос: Вы подчеркиваете значение хороших отношений с Россией. Это звучит в отношении госпожи Меркель, критикующей Путина, в случае, если она будет избрана канцлером, как призыв сохранить этот курс.

Ответ: Качество германо-российских отношений уже давно хорошее. Они стали такими, по меньшей мере, со времен Коля и его дружбы с Горбачевым и Ельциным. Шредер, сначала выступавший с критикой такой политики в отношении России, затем продолжил ее. Он понял, что стратегические элементы - в энергетической политике, в российско-европейских отношениях, настолько важны, что необходимо особое качество отношений с Россией. Я бы только приветствовал, если бы любое правительство Германии продолжало эту линию. В том числе, чтобы продолжалось осуществление тех проектов, которые мы успешно начали: поддержка среднего бизнеса в России, германо-российский молодежный обмен, Петербургский диалог.

Вопрос: Объем торговли с Россией увеличивается. Но если убрать увеличение цены на нефть и газ, то показатели становятся не такими впечатляющими. Значит ли это, что немецкий бизнес слишком осторожничает?

Ответ: Я не разделяю такой оценки. Что касается немецкого импорта, то здесь, конечно, проявляется доминирование энергоносителей, что объясняется ростом цен на нефть и газ. Однако наш экспорт в Россию за последние годы значительно вырос. В период с 2000 по 2004 г.г. он увеличился с 6,7 до 14,9 миллиардов евро, то есть больше, чем в два раза.

Вопрос: А как обстоят дела в этом году?

Ответ: Мы рассчитываем, что импорт снова возрастет больше чем на 20%. Это связано с большим спросом на машины, оборудование и средства транспорта. В результате вступления России во Всемирную Торговую Организацию потребность России в модернизации увеличится. Это откроет большие перспективы для предприятий среднего бизнеса, занимающихся экспортом.

Вопрос: Немецкие предприятия часто жаловались, что в России отсутствуют правовые гарантии в налоговой и таможенной политике, в защите собственности. Каково положение с этим сегодня?

Ответ: Правительство Путина провело много смелых реформ. Это относится и к налоговой, и к таможенной реформе. Кроме того, можно приобретать собственность. Все это оказывает положительное влияние. Однако многие немецкие предприятия, как и прежде, жалуются на слишком сильное государственное администрирование, на непредсказуемость бюрократии. Правительство в Москве знает об этом. У меня такое впечатление, что оно плотно займется этим в следующем году.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.