'Что за птица летит в Германию?' В четверг этот вопрос задал писатель Виктор Ерофеев на страницах 'Die Welt'. Имея в виду Владимира Путина, припорхнувшего к своему другу Герхарду Шредеру точно в самый разгар предвыборной борьбы. Они отпраздновали подписание миллиардного соглашения о строительстве газопровода по дну Балтийского моря, поговорили о будущих возможностях и прошлых обидах в отношениях между их странами и лучезарно улыбались в максимально возможное число камер.

Но в то же время под птицей Ерофеев подразумевал и птицу на гербе России: двуглавого орла. Поскольку, как и российский орел, Путин тоже смотрит и на Запад, и на Восток одновременно. Одна голова отвергла Ленина, другая мечтает вернуть кое-что от Сталина. Западная голова думает, что 'можно улучшить народ с помощью ласки, богатства и железных дорог', другая верит только в силу страха. Одна голова 'думает о рыночной экономике и дружбе со Шредером, другая сколачивает команду из бывших коллег-чекистов и предоставляет ей возможность обогащаться и контролировать страну'.

В этом образе, который создал Ерофеев речь идет не только о противоречивости и непоследовательности политика. Если бы это было так, то тогда следовало бы и Герхарда Шредера сравнивать с российской геральдической птицей. Но Ерофеев имеет в виду противоречивость и раскол всей страны, которые отражаются в личности политика. Этот раскол происходит и в семье самого писателя.

Как относиться Германии к такой странной птице, как Путин? Герхард Шредер принял свое решение: он закрыл один глаз и делает вид, что птица эта выглядит совершенно нормально. Мудрый государственный деятель, каким он себя считает, потерял всякое чувство меры. Он отмолчался, когда в Чечне разыгрывался избирательный фарс, даже когда ЕС осудила подобные выборы. Он вполне справедливо столкнулся с США по поводу войны в Ираке, но в то же время объединился с Путиным, ведущим грязную войну в собственной стране.

Да, Шредер назвал Путина 'чистой воды демократом' в то время, когда в результате политического процесса был устранен крупный предприниматель, вмешавшийся в политику. В какой степени это бесстыдное подхалимство объясняется личными отношением Шредера к Путину и в какой степени несомненной стратегической выгодой, которую может ждать от Путина любое правительство Германии, остается вопросом. Вскоре станет ясно, если канцлером станет женщина, которую с бывшим офицером КГБ, работавшим в Дрездене, уже не будет объединять мужская дружба. Но от любого правительства после выборов мы сможем потребовать, чтобы оно повнимательнее всмотрелось в двуликого политика, чем это делает Шредер.

'Управляемую демократию' Путина можно представить себе как своего рода ГДР, в которой вслед за свержением режима СЕПГ украдкой произошел захват власти 'штази' (служба государственносй безопасности в ГДР - прим. пер.). В России, с точки зрения технической, проходят свободные выборы, но без свободной предвыборной борьбы. В ней существуют масса различных СМИ, но и цензура. Ерофеев говорит о 'курилках', отгороженных от общества нишах, где можно высказываться критически. Это страна имеет доступ к интернету, но и систему наблюдения на высоком техническом уровне. Это глобализованная страна с поп-культурой, где в то же время штампуются молодежные организации. Это страна, где модернизация и ресоветизация идут рука об руку.

Насколько мало стабильности в такой ситуации, стало известно с прошлой зимы. 'Оранжевая революция' на Украине является, видимо, самым горьким поражением Путина. Она доказала, что даже небольшие пробелы в надзоре за СМИ могут оказаться для власти опасными. Преобразование верной Кремлю молодежной организации 'Идущие вместе' в новое движение 'Наши' свидетельствует о нервозности: 'Наши' в идеологическом плане присягнули не просто на поддержку Путина, а намерены отражать атаки враждебного Запада, который может проникнуть в систему, как он это сделал на Украине.

Таким образом, обе головы Путина и российского двуглавого орла, западная и восточная, все больше и больше отворачиваются друг от друга. 'А знает ли сама птица, кто она?' - спрашивает Ерофеев. 'Я думаю - нет'. Значит, мы должны тем более знать и четко формулировать, с кем мы имеем дело.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.