Очевидно, что одной из целей визита Путина в Германию стала поддержка канцлера Шредера в ходе его предвыборной кампании. Тем не менее, президент России, вероятно, будет тем последним зарубежным гостем, которого Герхард Шредером принял на посту канцлера (и незначительное повышение рейтинга СДПГ, выявленное в ходе социологических опросов, вряд ли спасет ситуацию).

Мужская дружба двух жестких прагматиков, примерно в одно и то же время занявших свои нынешние посты, олицетворяет собой - как некогда дружба двух 'тяжеловесов' и 'любителей бани' Гельмута Коля и Бориса Ельцина - целую политическую эпоху.

Став президентом, Путин попытался не только сохранить налаженные Ельциным связи с Западом, но одновременно возродить притязания России на гегемонию по отношению к ее соседям и отдалить Европу от США.

Тут ему навстречу вышел федеральный канцлер Шредер, который после вступления в должность сначала осторожно, а затем все более уверенно старался вывести Германию на новые геополитические рубежи. Дополнительные очки внутри страны Шредеру принесла критика в адрес традиционного союзника - США, порой проводящего политику самодержавного унилатерализма, а его победа на выборах 2002 года, несомненно, стала возможной благодаря отказу поддержать войну в Ираке.

Создавая ось между Берлином, Парижем и Москвой, Шредер умышленно закрывал глаза на то, что критика последних в адрес жесткого курса США по отношению к Ираку основывалась не столько на стремлении к миру, сколько на собственных интересах. Ведь о масштабе военно-политических и экономических связей Парижа и Москвы с правителями арабского мира, такими как Саддам Хусейн, ходили легенды.

Такое тесное сближение с Россией и Путиным, вероятно, объясняется еще и стремлением Шредера на долгосрочную перспективу обеспечить Германию надежными источниками энергоносителей по приемлемым ценам. Став жертвой сближения с Москвой, прагматизм Шредера все больше походил на внешнеполитическую беспринципность. Стоит лишь вспомнить его слова о том, что Путин - 'демократ чистейшей воды'. Известно, что внешне обаятельный, но политически двуличный российский президент увел страну с демократического пути. Сам он мягко называет это 'управляемой демократией' и 'диктатурой права', которая, однако, позволила упрятать за решетку бизнесмена и потенциального политического конкурента Ходорковского.

Кроме того, Путин хотел помешать демократическому развитию таких стран-соседей как Украина и Грузия и поддерживает белорусского диктатора Лукашенко. Он то и дело пытается поставить под сомнение суверенитет стран Балтии и отказывается приносить Польше извинения за пакт Молотова-Риббентропа.

Подписание соглашений в области энергетики, состоявшееся вчера в присутствии Путина и Шредера, с экономической точки зрения можно только приветствовать. То, что эти соглашения наносят удар по прибалтийским государствам и Польше, станет очередным изъяном этой мужской дружбы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.