НАЗРАНЬ, Россия. - На Мурата Зязикова, 'кремлевского' президента Ингушетии, одной из республик на территории России, идет нескончаемая охота.

С 2003 года, когда Зязиков встал во главе республики, его уже пытались убить, протаранив президентскую машину другим автомобилем, набитым взрывчаткой. Затем его едва не застрелил снайпер, посланный якобы исламскими боевиками. Только за последние девять месяцев нападению подверглись шеф службы безопасности Зязикова и колонна машин, в которой ехал заместитель премьер-министра Ингушетии. Год назад боевики во главе с чеченским полевым командиром Шамилем Басаевым на несколько часов захватили столицу Ингушетии Назрань, успев убить около ста сотрудников милиции и представителей властей.

Однако Зязиков, бывший генерал российской Федеральной службы безопасности, предпочитает не обращать на это внимания.

- У нас все спокойно и мирно, - заявил он в беседе с журналистами в своем роскошном президентском дворце с золотыми куполами. - Нападения на меня и моих подчиненных - дело рук отчаявшихся людей, которые хотят дестабилизировать ситуацию на юге России и ненавидят нас за то, что мы строим достойную жизнь для нашего народа.

В соседней Чечне скоро отметят семилетие войны, конца которой так и не предвидится. Метастазы конфликта уже расползаются из Чечни по всему Северному Кавказу, который представляет собой сплошную зону напряженности еще с 19-го века, когда Россия завоевала эту территорию. По сравнению с раскинувшимся на Северном Кавказе лоскутным одеялом враждующих между собой этнических группировок и непримиримых религий другая 'горячая точка' Европы - Балканы - выглядит не более чем 'слегка теплой'.

По мнению многих экспертов, железная хватка Кремля, в которой держали регион советские лидеры, в последние годы чудовищно ослабла, и теперь, как считает Алексей Малашенко, аналитик московского Центра Карнеги, 'чеченский конфликт распространяется на соседние республики и еще более ускоряет процесс дестабилизации'.

Малонаселенный Жайхарский район в высокогорной части на юге Ингушетии конфликты затронули относительно мало, но, как говорит глава местной администрации Яхья Мамилов, 'заберись на вершину горы, оглянись вокруг - и везде, куда ни посмотришь, пылает или тлеет война. Пока эти условия сохраняются, строить свое будущее и уверенно смотреть в завтрашний день невозможно'. Местные жители рассказывают, что мятежники из Чечни, граница с которой проходит несколькими километрами севернее, часто укрываются в Жайхарском у близких им по крови ингушей.

Дальше на восток, к Каспийскому морю, лежит республика Дагестан, в которой только зарегистрировано тридцать две основных этнических группы. Там российские силы безопасности практически каждый день вынуждены сталкиваться с налетами и засадами исламистов.

А к югу и западу находятся две самопровозглашенные республики Абхазия и Южная Осетия, уже долгие годы ведущие войну за независимость от отколовшейся когда-то от Советского Союза Грузии. И, наконец, с другой стороны к республике примыкает традиционно христианская территория - Северная Осетия, жители которой издавна враждуют с преимущественно мусульманским населением Ингушетии. В 1992 году между этими двумя народами разгорелась дикая пограничная война.

Москва попыталась поддержать свою власть в регионе, вытеснив с политического поля 'ненадежных' местных лидеров и заменив их 'своими', такими как Зязиков.

- Но эта тактика не сработала, - считает глава Центра исследований Кавказа Александр Искандерян. - Москва воображает, что, поменяв 'плохих' чиновников на 'хороших', можно в корне изменить ситуацию, однако сейчас главная тенденция, которую мы наблюдаем - незамедляющееся ослабление контроля.

В Ингушетии и Северной Осетии еще не утихли страсти по террористическому акту в Беслане, совершенному год назад. 1 сентября 2004 года группа из 32 террористов из Ингушетии, большинство из которых были ингушами по национальности, захватила в школе #1 города Беслана, что недалеко от границы, 1200 заложников. Через три дня российские службы безопасности начали массированный штурм здания, в результате которого погиб 331 человек. Половину погибших составили дети.

Зязиков и другие лояльные Кремлю чиновники обвиняют во всем 'международных террористов'. Исполняющий обязанности президента Северной Осетии Теймураз Мамсуров говорит, что захват бесланской школы был явной попыткой 'определенных сил' спровоцировать межнациональную войну между осетинами и ингушами.

- [После Беслана] напряженность стала расти, - рассказывает он. - Но, я считаю, нам удалось убедить людей не выполнять роли, отведенные им в этом сценарии.

Однако есть и сомневающиеся в том, что опасность миновала.

- Здесь все только и говорят, что о подготовке войны с ингушами, о том, чтобы свести с ними счеты, - говорит Мадина Педатова, учительница в новой бесланской школе #8. - Я очень боюсь войны, но знаю, что она будет.

Очень близко отсюда, по другую сторону укрепленной осетино-ингушской границы, в грязи и нищете палаточного лагеря прозябают тысячи ингушских беженцев, изгнанных из своих домов в Северной Осетии в 1992 году.

- Осетины - те же фашисты. [В 1992 году] они выгоняли нас из домов без сострадания, словно скотину, - рассказывает безработный Умар Хаджиев, живущий с женой и тремя детьми в крохотной хижине.

Он, так же, как и все, осуждает теракт в Беслане и скорбит о жертвах, особенно о детях. Но добавляет:

- Знаете, почему боевики поехали мимо двух других осетинских школ, пока не добрались до Первой школы в Беслане? Потому что в 1992-м осетины эту же самую школу использовали в качестве тюрьмы для наших. Да, наших женщин и детей держали прямо там, в том самом спортзале, так же избивали и не давали им ни пищи, ни воды. Но об этом никто не говорит, так?

Для Москвы расползающийся по региону хаос, в одних республиках подогреваемый исламистами, в других - древней этнической ненавистью, - кошмарная проблема. После Беслана президент Владимир Путин уже говорил о том, что, если ее не решить, результатом может стать 'разрушение России'. И вот что говорит Хаджиев, один из тысяч ингушских беженцев:

- О том, что СССР когда-нибудь распадется, нам говорили еще наши деды. Я уверен, что и Россия тоже развалится.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.