Калуга, Россия, 13 сентября 2005 года. Долгие годы Марина Гусева страстно мечтала о ребенке, но в прошлом году, когда этой женщине, работавшей на предприятии по изготовлению кукол, стукнуло 44 года, они с мужем осознали, что обычным путем это не произойдет. И тогда эта пара задумалась над тем, чтобы взять в свой дом ребенка из одного из многих домов ребенка или детских домов этого города, расположенного примерно в 110 милях (1 сухопутная миля = 1,609 км) к югу от Москвы.

"Поначалу я не знала, куда пойти и к кому обратиться", - сказала Гусева. Но затем подруга указала ей на один из плакатов, которые начали появляться повсюду в этом городе с населением 360000 человек. На плакатах были изображены дети, от младенцев до подростков, и были такие слова "Я хочу маму". В январе прошлого года Гусева позвонила по указанному на плакате телефону, а в июне к ней в дом пришла в качестве приемного ребенка 8-летняя Маша.

"Мне кажется, что мы знаем друг друга всю жизнь, - сказала Гусева, воспитывающая ребенка с помощью щедрого пособия на приемных детей. - И она с самого начала увидела во мне свою мать".

История этой семьи является слишком редкой на большей части территории России. Но здесь, в Калуге, местное правительство осуществляет рекламно-финансовую кампанию, которая помогла сотням детей переселиться в дома воспитателей или приемных родителей. Этот город и область подают пример, который мог бы решить одну из самых насущных и, как кажется, непривлекательных социальных проблем этой страны: судьбу 250000 детей, которых поместили в нередко унылые казенные учреждения.

Темпы российского усыновления в последние 10 лет резко упали, а после сообщений об убийствах американскими приемными родителями нескольких российских детей растет враждебное отношение к иностранному усыновлению. Из 170000 детей, которых ежегодно предлагают к усыновлению, только около 8% усыновляются россиянами и иностранцами. Еще 80000 детей в домах ребенка и детских домах, как заявили чиновники, нельзя отдать в семьи по причине того, что их правовой статус не до конца определен или оспаривается.

Один из недавних опросов общественного мнения выявил, что 72% россиян из числа опрошенных не стали бы усыновлять ребенка ни при каких обстоятельствах, а 56% опрошенных возражают против иностранного усыновления. В совокупности эти результаты говорят о том, что значительный сегмент населения готов оставить детей-сирот на постоянное попечение государства.

"Здесь существует множество мифов: что почти все дети очень больны или имеют психические расстройства", - сказала Татьяна Лепеха, директор одной из пиаровских фирм и добровольный редактор освещающей вопросы усыновления газеты "Ау, родители!".

Лепеха и ее муж, Сергей, недавно усыновили 2-летнюю Ладу и намерены нынешней осенью усыновить еще одного 2-летнего ребенка. "Что нам нужно, так это просветить общество, - сказала она. - Есть множество людей вроде меня, которые не могут иметь своих детей и хотят детей. Им нужно показать путь".

Небольшое число российских регионов, включая Калугу, пытаются это делать. В 2003 году губернатор Калужской области Анатолий Артамонов, член поддерживаемой Кремлем партии "Единая Россия", создал комиссию из семи государственных служащих и поручил им решение вопроса о переселении детей из домов ребенка и детских домов в семьи. Эта группа быстро пришла к выводу, что главным препятствием здесь является отсутствие экономической безопасности у перспективных приемных родителей.

Для россиян помещение ребенка в хороший детский сад может стать финансовой ношей, требующей взяток или особых пожертвований, хотя школа вроде бы является бесплатной. Родительские обязанности в России также нередко распространяются на обеспечение детей жильем после того, как они достигнут совершеннолетия.

Правительство Калуги обещало проводить национальную политику, которая нередко игнорируется, но которая гарантирует детям-сиротам места в воспитательном или образовательном учреждении по их выбору, от детского сада до колледжа. Правительство также обещало соблюдать политику, которая предусматривает, что взятые государством на воспитание дети по достижении 18 лет бесплатно получают собственную жилплощадь.

По настоянию комиссии Артамонов в 2003 году повысил ежемесячное пособие приемным родителям (взявшим на воспитание детей-сирот без формального усыновления) до суммы, эквивалентной примерно 285 долл. США на каждого ребенка, самой высокой из всех регионов России. В Москве ежемесячное пособие приемным родителям составляет сумму, эквивалентную примерно 125 долл. на каждого ребенка.

Калуга также начала выплачивать ежемесячное пособие родителям-усыновителям в сумме, эквивалентной примерно 105 долл. на каждого усыновленного ребенка, что также выше, чем где-либо еще в России, и повысила размер пособия для опекунов и попечителей - правовой механизм, используемый главным образом родственниками детей-сирот. Как заявляют официальные лица, почти 400000 осиротевших или брошенных родителями российских детей находятся на попечении родственников.

Вышеназванная комиссия осуществляет масштабную пиаровскую кампанию, в которой усыновление пропагандируется как материально вознаграждаемое и общественно полезное деяние. Она наводнила город плакатами и открытками с изображениями детей. Она разместила во всех местных газетах статьи о семьях, которые успешно воспитывают детей-сирот в своих домах.

"Людей перестали пугать слова 'усыновление' и 'приемный родитель'", - сказал член комиссии Геннадий Радченко. Он заявил, что, по его мнению, процесс фильтрации позволит отсеять тех, кто в усыновлении видит источник прибыли. "Мы хотим сказать 'да', но часто говорим 'нет', - сказал он. - Мы не соглашаемся отдавать детей-сирот первому встречному".

Благодаря этой пиаровской кампании региональные дома ребенка и детские дома постепенно пустеют. В последние 2 года были закрыты пять из 18 учреждений этого типа; Артамонов заявил, что его целью является через 5 лет иметь в Калуге всего одно такое учреждение. Число помещенных под опеку государства детей-сирот за последние 2 года сократилось с 1000 до 600 человек, а средний возраст остающихся под опекой государства детей увеличивается, так как все больше и больше младенцев и маленьких детей, то есть таких, кого проще всего усыновить, быстро переселяются в семьи.

"Это трудная проблема, но не невозможная, - сказала председатель местной комиссии Антонина Белкина. - Если вы просвещаете людей, если вы показываете им этих чудесных детей, и если у вас есть деньги, чтобы им помогать, то можно добиться перемен".

Калужская программа стала привлекать внимание федерального правительства. В последние 2 месяца Министерство образования и науки запустило веб-сайт, в котором показываются дети-сироты и предлагается информация об усыновлении и других формах опеки и попечительства для россиян в 89 регионах страны.

Перспективные родители могут указать предпочтительный пол, возраст и физические данные ребенка, чтобы получить фотографии детей-сирот в своем крае вместе с короткой справкой на детей, включая их темперамент.

Министерство недавно выпустило телевизионные рекламные ролики, поощряющие усыновление и другие формы опеки и попечительства, и ведет переговоры с общенациональными телевизионными сетями о том, чтобы давать в эфир общественно значимые сюжеты в прайм-тайм. Министерство также ввело систему, которая позволяет россиянам находить номера телефонов для получения дополнительной информации, просто послав SMS со словом "дети" на определенный номер своего мобильного телефона.

"Мы изучили опыт ряда регионов, которые добились очень больших успехов, - сказал Сергей Апатенко, директор по молодежной политике в министерстве, отметив Калугу, а также города Самара на реке Волга и Пермь на Урале. - Мы понимаем, что воспитывать ребенка в семье - всегда лучший вариант, и что это наша приоритетная задача, потому что каждый ребенок имеет право на семью. Это огромная проблема, но мы делаем первые шаги, а новым формам нужно время, чтобы утвердиться".

Скептики опасаются, что существующую в стране систему домов ребенка и детских домов, которая обходится в 1 млрд. долл. в год, будет трудно демонтировать по причине укоренившихся бюрократических и экономических интересов. Более того, говорят критики, большинство регионов не имеют сотрудников с необходимой подготовкой или желанием оказывать радушный прием перспективным родителям, и многие люди отказываются брать детей-сирот на усыновление после первого же столкновения с системой.

"Есть много людей, которые очень заинтересованы в том, чтобы не позволить детям-сиротам выйти во внешний мир, - сказал Борис Альтшулер, руководитель общественной адвокатской конторы "Право ребенка". - Усыновление и воспитание детей-сирот в семьях угрожают их бюджету и их рабочим местам".

С учетом вышеуказанной проблемы губернатор Артамонов объявил, что закрывающиеся дома ребенка и детские дома в Калуге будут перепрофилированы в центры поддержки семьи, а за сотрудниками сохранятся рабочие места.

Число ежегодных российских и иностранных усыновлений несколько возросло, примерно до 120 человек, но число детей, принятых в семьи без формального усыновления, увеличилась с почти нулевой отметки в 2002 года до 500 человек - сегодня. По данным Министерства образования и науки, всего в России в 2004 году были взяты на воспитание в семьи только 3517 детей-сирот.

Галине Ивичевой, разведенной женщине, которая стала приемной матерью для брата и сестры в возрасте 6 и 7 лет, финансовая помощь в Калуге позволила иметь детей, которых она всегда хотела.

"Эти дети мои, и я всегда буду им матерью, - сказала 44-летняя Ивичева, которая работает в местном магазине. - Но помощь, которую я получаю, имеет очень большое значение. Недавно я была без работы 9 месяцев, но мне не пришлось тревожиться о том, как их растить. Это дает человеку большое душевное спокойствие. Это помогло мне принять мое решение".

_______________________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Супружеские пары на Западе страдают от протестов против усыновления российских детей ("The Times", Великобритания)

Москва: место, где рушатся мечты ("Newsweek", США)

Усыновления из России могут прекратиться ("Christian Science Monitor", США)

Россия не дает усыновлять своих сирот ("The Washington Post", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.