В одном из своих тюремных посланий Ходорковский однажды выразил мнение, что большое богатство автоматически не делает человека свободным. Кто как не он может судить об этом. В конце концов, Ходорковский - это именно тот человек, которому пришлось сменить офис в стеклянном дворце его нефтяной компании на камеру следственного изолятора "Матросская тишина" и чье состояние, составлявшее 15 миллиардов долларов, сократилось, по его собственному признанию, "почти до нуля".

Абсолютно точным можно считать то факт, что участь Ходорковского была предрешена в тот момент, когда в Кремле созрело убеждение в том, что с такими деньгами этот человек слишком опасен. Теперь бывший олигарх пытается доказать ошибочность этого убеждения и дает понять, что ограбленный и брошенный за решетку он стал еще более опасен.

Ходорковский с самого начала воспринял эту битву как интеллектуальный вызов и вел ее соответственно.

В тюрьме он стал писать политические и общественно-критические эссе, в которых он, в частности, выразил мысль, что "тирания собственности" - вещь жестокая. Он с иронией благодарит своих избавителей, превративших его в "нормального человека". Однако в действительности Ходорковский уже давно живет полноcтью осознанавая свой новый капитал, основанный на ореоле мученика. Он делает провокационные заявления, выражая благодарность своим мучителям за ту участь, которую они ему уготовили.

'Тюрьма стала для меня своего рода освобождением. Освобождением от груза ненужных обязательств, печальных ошибок и глупых предубеждений", - заявляет он в одном из своих писем, тайно вынесенных за пределы тюрьмы.

Освобожденный таким образом, он ведет борьбу при помощи имеющихся в его распоряжении средств. Так, Ходорковский объявил голодовку, когда его партнера Платона Лебедева, также находящегося в тюрьме, перевели в карцер.

Ходорковский знает, что в сознании большинства населения он все еще предстает в образе ненасытного миллиардера, и именно этот образ он хочет разрушить.

В заключительном слове во время первого процесса экс-олигарх поблагодарил свою жену, "настоящую жену декабриста". Ходорковский, очевидно, представляет себя продолжателем традиции, заложенной такими представителями декабристского движения, как Сергей Волконский. Князь Волконский был одним из руководителей неудавшегося восстания против царя Николая I в декабре 1825 года. На первом показательном процессе он был признан виновным, лишен дворянского титула и права распоряжаться своим имуществом. Отбывая ссылку в Нерчинске, захолустном городишке на границе с Китаем, Волконский тоже воспринял свое новое бытие как некое освобождение, как возвращение к изначальной крестьянской жизни, из-за чего его стали почитать как "крестьянского князя".

"Стать политиком в тюрьме - это очень по-русски. Доверие народа можно завоевать только в образе жертвы, и я это понимаю", - признался Ходорковский в интервью газете Sueddeutsche Zeitung, в котором он изложил свое видение демократической и свободной России. "Большинство населения понимает, что его цинично используют в личных целях, не имеющих ничего общего с национальным развитием", - утверждал он.

Декабрист Волконский в свое время высказал схожую мысль: 'Ложь - это болезнь российского государства. Ложь, а также ее извечные спутники цинизм и лицемерие'. Эти строки появились по возвращении Волконского из 30-летней ссылки.

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

'Путин не способен модернизировать страну' ("Sueddeutsche Zeitung", Германия)

Ходорковский: 'У меня миллионы сторонников' ("Sueddeutsche Zeitung", Германия)

Россия: Уничтожение будущего ("Neue Zuercher Zeitung", Швейцария)