16 сентября 2005 года. Четвертого июня 2005 года, вскоре после часа дня, бойцы в масках окружили чеченскую станицу Бороздиновская, отловили и согнали в здание школы всех мужчин. Они натянули им рубашки на головы и заставили их лечь на пол в спортзале.

Семидесятивосьмилетний Али Магомедов сказал: "Они ударили меня по голове автоматом АК-47 и заставили меня лечь на пол. В течение 9 часов они удерживали нас лежащими вниз лицом, с руками на голове. Их было 300 человек, все говорили по-чеченски". Затем один из людей в маске прошелся по спортзалу, поднимая головы каждому из лежавших, чтобы увидеть его лицо.

Спустя 9 месяцев после захвата школы в Беслане пророссийские чеченские бойцы организовали налет на этот небольшой населенный пункт на границе с Дагестаном, где проживают в основном этнические дагестанцы.

Это было одним из самых публичных злоупотреблений властью, совершаемых все большим числом чеченских бойцов, которые служат под знаменем промосковского местного правительства.

В народе их зовут "кадыровцами", по имени их руководителя, крутого вице-премьера Чечни Рамзана Кадырова. Этот налет закончился тем, что 11 человек увели в неизвестном направлении. С тех пор о них ничего не известно.

Одним из них был сын Изакет Умаровой, 18-летний Муртуз. "Шестеро бойцов вошли в наш дом, - рассказала она. - Они меня спросили, из какой я республики. Я сказала, что из Чечни, и они меня отпустили. Муртуз побежал в мечеть, но они его схватили. Если мой сын мертв, пусть они хотя бы отдадут мне его тело, чтобы я могла его похоронить".

Налет кадыровцев, очевидно, преследовал цель искоренить поддержку воинствующих сепаратистов жителями соседнего Дагестана, а отсюда и интерес бойцов к этническому происхождению г-жи Умаровой.

Однако жители Бороздиновской не перенесли оскорбления, когда их заставили лежать на полу лицом вниз. Спустя несколько дней 645 человек, включая и г-жу Умарову, упаковали свои пожитки и вполне открыто бежали в Дагестан.

Чтобы вернуть их домой, потребовались визит и заверения со стороны г-на Кадырова и президента Чечни Алу Алханова, вместе с обещанием значительной компенсации за сожженные дома и поврежденное во время налета имущество.

Далее, того, кто командовал налетом, человека по прозвищу "Борода" из группы кадыровцев, подчиненных Сулиму Ямадаеву, обвинили в осуществлении "незаконного" налета.

В то время как г-жа Умарова все еще взбешена тем, что ей не дают обещанной компенсации и не возвращают сына, этот инцидент стал неопровержимым доказательством все большей самостоятельности и жестокости кадыровцев.

Созданные первоначально покойным отцом г-на Кадырова, Ахматом, они имели задачей укрепление контроля пророссийского правительства Кадырова над республикой и ведение борьбы с сепаратистскими боевиками.

Однако после убийства Ахмата Кадырова в мае 2004 года в их рядах произошел раскол.

"Большинство все еще выполняет указания Рамзана, - сказал Руслан, офицер одного из подразделений, которое известно, как "подразделение 15" и названо по номеру молокозавода, откуда его бойцы обеспечивают безопасность нефтяной инфраструктуры в Грозном.

Каждое подразделение имеет собственные приоритеты. Руководитель "подразделения 15" Мовлади Байсаров "почти постоянно" находится в Москве, говорит Руслан. Решение Рамзана Кадырова создать "Антитеррористический центр" (АТЦ) - группу бывших боевиков, которым поручена задача борьбы со своими прежними коллегами - создало также серьезные проблемы.

"Было ошибкой дать оружие боевикам, - сказал Руслан. - Ничего в республике не изменилось. Я нашел себе обмундирование, вот и все. Закона не существует. Один офицер ФСБ (Федеральная служба безопасности РФ - прим. пер.) сказал мне: 'Я тебе гарантирую, что будет третья война'". При этих словах Руслан тяжело вздохнул.

В то время как в рядах кадыровцев происходит раскол, боевики набирают силу в южных горах. По оценке Руслана, там находится не менее 5000 боевиков, которых только лишь закаляет корыстная жестокость кадыровцев в обращении с их чеченскими соотечественниками.

Двое кадыровцев, которые попросили подвести их в нанятом репортером газеты "The Guardian" в Восточной Чечне такси, поддержали оценку Руслана, добавив, что только в прошедшем месяце 50 молодых людей бежали из города Аргун, где они были размещены, "в горы".

Руслан добавил: "В одном только Грозном боевиков, возможно, насчитывается до 2000 человек. Даже кадыровцы их боятся".

Другим возможным катализатором роста числа боевиков является гибель Аслана Масхадова, умеренного чеченского сепаратиста и президента республики в период независимости 1997-1999 гг.

От дома в городе Толстой-Юрт, во дворе которого в марте российское государственное телевидение показало его тело, лежавшее в луже крови, сегодня остались одни развалины.

То, что осталось от подвала, где, по словам следователей, был "комплекс" помещений, включавший и туалет, представляется на удивление маленьким. Соседи говорят, что в день якобы происходившей осады не слышали ружейно-пулеметного огня, а только взрывы.

Официальная версия гласит, что г-н Масхадов был убит, когда оказал сопротивление аресту, возможно, своим телохранителем, который его застрелил, чтобы его не взяли живым.

Однако ходят упорные слухи, что г-н Масхадов был убит в другом месте, возможно, в бою с окружением г-на Кадырова, и перевезен в дом в Толстой-Юрте, где российский спецназ со знанием дела имитировал операцию осады в попытке предотвратить возможную гражданскую войну в Чечне.

Смерть г-на Масхадова обозлила многих. Даже для Руслана, который многие годы получает полное денежное довольствие как боец пророссийских сил, было неприятно видеть сцены своего бывшего президента, лежавшего на полу. "Он был нашим единственным законно избранным лидером", - заметил Руслан.

Далее он таинственно добавил: "Я знаю, что он (г-н Масхадов) был убит не в Толстой-Юрте".

Неспособность г-на Масхадова подчинить себе организатора резни в Беслане Шамиля Басаева и других воинствующих экстремистов подорвала доверие к нему как внутри Чечни, так и в таких далеких уголках, как Вашингтон, однако многие чеченцы все еще считают его своим законно избранным президентом.

Устранение его из уравнения лишает любого будущего умеренного кремлевского лидера человека, с которым можно вести переговоры. Сейчас остаются только Басаев и ведущий отшельнический образ жизни лидер сепаратистов Доха Умаров, который быстро становится новым лидером сепаратистского движения.

"Басаев не настолько опасен, как Умаров, - сказал Руслан. - Последний сейчас важнее, чем Басаев. Одно его слово, и. . . "

Одним из людей, которые, возможно, откликнутся на призыв Умарова, является 29-летний Таус. Представленный как активный боевик, он настаивает, что провел последние 2 года, работая на международную неправительственную организацию, но совершенно очевидно, что он сохранил свои контакты и мотивацию.

"В горах они (боевики) обыкновенно разбивают лагерь всего на 2-3 суток, затем двигаются дальше. Там религиозные обряды строги и чисты", - добавляет он, имея в виду возросшее влияние ислама на сепаратистское движение.

Однако многие презирают экстремистов в движении, уверяет он, называя их ваххабитами - термин, объединяющий все формы религиозных воззрений, на которые нередко оказывают влияние сторонники жесткого курса в Саудовской Аравии.

"Они готовы убить любого человека в форме. У них строгие правила насчет курения, алкоголя, ругательств".

Он сказал, что его главная цель не религиозная. "Для меня главное - создать независимую Чеченскую республику, не обязательно исламскую. Освободить Чечню от русских".

Озабоченно осматривая прилегающие улицы, он рассказывает, как с трудом избежал захвата пророссийской милицией в 2003 году, выпрыгнув из окна в 5 часов утра. "Они все-таки ранили меня в ногу", - добавляет он, указывая на верхнюю часть бедра.

Хотя некоторые его друзья переметнулись к кадыровцам, он продолжает утверждать: "Что угодно, только не Кадыров". Показывая на улицы Грозного, он добавляет: "Эта автозаправочная станция, то кафе - они все, в конечном счете, принадлежат ему".

Он сказал: " Я уважаю Доку Умарова, но я уважаю и боюсь Рамзана". Представляется, что страх оказывает большое влияние на повстанческое движение, которым все больше начинают руководить экстремисты. Отвечая на вопрос о Басаеве, Таус едва воздержался от осуждения, сказав вместо этого: "Басаев - это цепной пес. В конечном счете, он разозлится и укусит".