Во дворе мечети в маленьком чеченском селении Новые Атаги, примерно в двадцати километрах от Грозного, два десятка женщин на грани нервного срыва рыдают и умоляют, даже не зная, к кому обратиться со своим отчаянием. Все они рассказывают примерно одно и то же. В ночь с 13 на 14 сентября люди в камуфляжной форме, приехавшие на гражданских машинах с отличающимися передними и задними номерами, ворвались в их дома и увели мужчин - сыновей, мужей или братьев. 'Они вошли и только спросили меня по-чеченски: 'Мужчины в доме есть?' - рассказывает одна из женщин, опасающаяся за своего 18-летнего сына Ислама. 'Я им сказала: 'Если у тебя есть мать, скажи только, что сделал мой сын. Они не ответили и увели Ислама. И уже когда выходили, потребовали его паспорт', - вспоминает заплаканная женщина, которая догадалась, что похитители даже не знали, за кем пришли. 'Мой сын еще совсем ребенок! Он помогает мне торговать на базаре картошкой, - рыдает она. - А в остальное время делает кирпичи!'

Газовая горелка. 'Они забирают наших детей, а потом избивают их так, что на них живого места не остается', - рассказывает другая женщина, которой удалось вернуть своего сына, похищенного во время предыдущего набега, в марте. 'Я выкупила его через десять дней, - признается она. - Несколько человек, став полукругом, избивали его в каком-то гараже. Потом при помощи палки скрутили за спиной руки и поместили над газовой горелкой. Когда я его выкупила, у него все тело до пояса было обожжено'. Она призналась, что теперь прячет сына 'за пределами Чечни'. Еще одна мать, продавшая дом, чтобы выкупить своего сына за 10 000 долларов, оказалась менее осторожной. 14 сентября его снова похитили.

В то время как Владимир Путин стремится внушить миру, что в Чечне идет процесс 'нормализации', там, как отмечают местные сотрудники правозащитной организации 'Мемориал', почти каждый день кого-нибудь похищают, пытают и иногда выкупают. За первую половину 2005 года они зарегистрировали, по меньшей мере, 152 случая похищения людей, и это далеко не полные данные. 'Даже нельзя сказать, что положение улучшается, - считает Наташа Эстемирова, неутомимая активистка 'Мемориала', которая пытается вести подсчет подобных бесчинств. - Наоборот, похоже, что чеченское правительство (назначенное Москвой) делает все для того, чтобы воспрепятствовать стабилизации. И в некоторых районах заметно, что ряды сепаратистов вновь стали пополняться новыми бойцами'.

Пророссийские власти Чечни создали для борьбы с терроризмом вооруженные отряды, насчитывающие несколько тысяч человек. Чаще всего именно их подозревают в похищении людей. В районе Новых Атагов, похоже, существует связь между ночными похитителями и районной милицией. Одна из матерей, потерявших 14 сентября своего сына, рассказывает, что во время предыдущего налета эти вооруженные люди распорядились, чтобы ее сын на следующий день явился в отделение местной милиции.

Переодетые боевики. Однако эти разбойники вполне могут быть и переодетыми боевиками-сепаратистами. Именно на это и намекают местные милиционеры, выставляя за дверь матерей из Новых Атагов, которые пытаются разыскать своих сыновей. Одна из них рассказывает, как после того как она провела несколько часов в отделении милиции, ее с усмешкой спросили: 'А зачем вы к нам-то пришли?'

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.