20 сентября 2005 года. Конфликт между русскими и чеченцами продолжается на протяжении последних двух с половиной веков. Борьба чеченцев является проявлением несокрушимой воли народа к свободе. Две войны за последнее десятилетие, самый свежий пример, по-видимому, нескончаемой серии разрушительных противостояний, бросили чеченцев в водоворот одной из величайших человеческих трагедий.

Несколько правозащитных организаций отмечают, что с учетом 100000 погибших и 250000 бежавших из своих домов в последнюю войну, которая разразилась в 1999 году, население Чечни сократилось на 35%. Однако пророссийская чеченская администрация утверждает, что за период 1999-2002 гг. население Чечни увеличилось на 300000 человек.

В 1998 году, после того как война унесла 100000 жизней и вынудила куда большее число людей (от 150000 до 200000 человек) бежать в соседние страны, некоторые заслуживающие доверия неправительственные организации оценивали численность населения Чечни на уровне 800000 человек. Эти сообщения, несмотря на расхождения в цифрах, выдаваемых различными организациями, противоречат пророссийским утверждениям о росте чеченского населения в годы войны.

В последние годы российские власти проводят политику "зачисток" с целью полного искоренения сопротивления оккупационным силам, арестовывая всякого чеченца мужского пола, старого или малого, кто способен держать в руках оружие. И они это делают в ходе рутинных проверок в городах и селениях. Эта бесчеловечная политика, усугубляемая нежеланием российского правосудия расследовать жалобы на злоупотребления со стороны армии, подтолкнула Европейский парламент к тому, чтобы в феврале 2003 года предложить создать в Чечне военный трибунал.

Российские суды используются для того, чтобы отклонять большинство жалоб чеченских жертв на зверства российских сил на основании "недостаточности улик". Институт войны и мира на Северном Кавказе заявляет, что только 97 из многих тысяч жалоб на преступления российских военных в Чечне были расследованы. Из них 40 дел были закрыты за отсутствием доказательств.

Чеченские беженцы, которых в лагерях соседней Ингушетии насчитывается, по разным оценкам, 200000-250000 человек, испытывают растущее давление со стороны российской армии и пророссийского чеченского правительства в пользу возвращения домой. Власти используют такую тактику, как закрытие лагерей для беженцев, чтобы заставить людей из внешнего мира поверить, что Чечня вернулась к нормальной жизни. Они также перестали снабжать беженцев в лагерях продовольствием, медикаментами и прочими жизненно необходимыми вещами. Однако это не убедило беженцев, которые по-прежнему отказываются возвращаться домой.

Беженцы, укрывшиеся от войны в Грузии, тоже испытывают давление в пользу возвращения в свои родные места. Помимо недостаточного снабжения продовольствием и предметами гуманитарной помощи, их еще притесняет полиция. Поэтому беженцы в этих районах проводят демонстрации протеста, требуя для себя лучших условий и обращения.

Примерно 100000 чеченцев получили гражданство Казахстана после 1944 года, вслед за сталинскими репрессиями. Однако в 2002 году казахский президент Нурсултан Назарбаев отказался предоставить статус беженцев 10000 чеченцев, бежавших от российского гнета.

Условия для чеченцев в Азербайджане ничем не отличаются от вышеописанных.

Им предъявляют обвинения в "международном терроризме".

А тем временем чеченцы страдают от бессчетных проблем со здоровьем, потому что россияне используют против них высокотоксичные вещества. Установлено, что 86% чеченцев страдают психическими расстройствами, что на 30% больше, чем было людей с психическими заболеваниями в окрестностях Чернобыльской атомной электростанции на Украине после взрыва 1984 года.

Медики находят всю территорию Чечни слишком опасной для здоровья. В 2002 году из 521 новорожденного в столице Грозный 20 младенцев умерли, а 80% беременных женщин страдали связанными с беременностью различными недугами, тогда как уровень смертности среди детей до 12 лет растет. Число тех, кто в раннем возрасте страдает от сердечных приступов, также гораздо выше, чем в других регионах России. Если в России в целом туберкулезных больных насчитывается 0,0086%, то в Чечне - до 3%. Всемирная Организация Здравоохранения выделила 3 млн. долл. США на борьбу с болезнями в Чечне, однако сфера ее деятельности ограничена беженцами в Ингушетии. Внутри Чечни практически нет медицинских учреждений, чтобы бороться с болезнями, так как война уничтожила больницы, подорвала поставки медицинского оборудования и медикаментов и убила или заставила покинуть страну квалифицированных врачей и фельдшеров.

Лечение и реабилитация быстро растущего числа инвалидов и калек (ставших жертвами непрерывных обстрелов и бомбежек, а также инженерных мин, установленных российской армией), представляет собой еще одну насущную проблему. В регионе, по данным пророссийской чеченской администрации, насчитывается 33000 инвалидов.

Будущее Чечни становится все мрачнее, и не видно конца страданиям людей, в силу чего все больше чеченцев становятся наркоманами. По официальной оценке, в регионе проживает около 10000 наркоманов. Рост наркомании, в свою очередь, привел к быстрому распространению среди наркоманов ВИЧ-инфекции/СПИДа. Более 10% наркоманов при тестировании на ВИЧ-инфекцию дали позитивный результат. Ситуация осложняется еще больше преступлениями, связанными с употреблением наркотиков.

Такова шокирующая картина жизни чеченцев в тени российской войны. Примерно 30-35% населения республики либо сгинули, либо покинули Чечню. Проблемы со здоровьем и общая коррупция также на подъеме. Ситуация усугубляется жестокой российской политикой, которая нарушает самые основополагающие права человека.

Молодежь, составляющая 30% населения Чечни, не имеет иного выбора, как только прибегнуть к оружию и бомбам. Борьба будет продолжаться, и человеческая трагедия будет становиться все более глубокой, пока россияне не понимают последствий этой войны против свободы и человечности в Чечне.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.