Загорелый президент Владимир Путин выглядел очень уверенно среди сияющих люстр и золоченых колонн Александровского зала Кремля, когда, выступая в этом месяце перед политической элитой России, он объявил о планах выделения в следующем году дополнительных 4 миллиардов долларов на образование, здравоохранение и жилищное строительство. Задача, как заявил президент, состоит в 'существенном улучшении качества жизни российских граждан'.

Эта речь ознаменовала собой попытку надеть на администрацию Путина маску более заботливой власти. Такой шаг стал явным отходом от политики накопления тех миллиардов долларов, что плывут в Россию благодаря высоким ценам на нефть, в сторону направления этих средств в сферу услуг и на модернизацию обветшавшей инфраструктуры. Однако политики изо всех партий увидели в этом нечто большее: первый выстрел в кампании, призванной обеспечить за нынешним режимом властные полномочия после парламентских выборов 2007 года и президентских выборов 2008 года. И руководить этим режимом, возможно, по-прежнему будет Путин, если удастся найти пути обхода конституционного запрета на третий президентский срок - или назначенный им преемник.

В определенном смысле предвыборная кампания тихо идет уже несколько месяцев - с того момента, как украинская оранжевая революция в декабре прошлого года, после спорных выборов и массовых демонстраций, обеспечила триумф лидера оппозиции Виктора Ющенко над назначенным преемником уходившего с поста президента. Ошеломленный результатами, Кремль начал делать все возможное для избежания повторения подобного развития событий в России. Он изменил избирательные законы страны, дабы осложнить жизнь оппозиционным партиям, усилил свой контроль за средствами массовой информации, дал отмашку на пресечение деятельности неправительственных организаций и приступил к работе по нейтрализации всех потенциальных конкурентов.

Все это выдвигает на передний план главные на остаток президентского срока Путина вопросы: может ли в России в 2008 году произойти смена режима власти по украинскому или грузинскому образцу? Если да, то кто придет к власти?

Усиливающееся внимание президентского окружения к вопросу сохранения власти уже имеет свои последствия для внутренней и внешней политики. Режим отступил от дальнейших либеральных реформ после того, как неудачно проведенная отмена социальных льгот вывела в январе пенсионеров на улицы. Наверняка будут усилены популистские меры, нацеленные на увеличение расходов бюджета, а также активизируется внутрикремлевская борьба по поводу того, должен ли Путин оставаться у власти, а если нет, то кто придет ему на смену. Банкиры и бизнесмены говорят о том, что неопределенность перспектив по результатам выборов затрудняет работу, направленную на финансирование различных проектов на период после 2008 года.

В рамках внешней политики Кремль удваивает свои усилия с тем, чтобы поддержать находящиеся у власти режимы в странах бывшего Советского Союза и пустить под откос поезд триумфа демократии, который прокатился по Грузии и Украине. Путин также намерен максимально использовать председательство России в группе восьми промышленно развитых государств в будущем году, что представляет из себя идеальную возможность для президента выступить перед российской публикой в роли влиятельного государственного деятеля. Ничто в этих условиях не пускается на самотек. 'Судьба 2008 года может решиться не только на избирательных участках, но и на улицах, - говорит Сергей Марков, близкий к Кремлю политический консультант. - Существующая атмосфера будет очень важна, поскольку может быть предпринята первая попытка организовать оранжевую революцию'.

Пока такой сценарий кажется маловероятным. Путин по-прежнему очень популярен, в то время как у украинского президента Леонида Кучмы популярность была слишком низка, чтобы передать власть своему избраннику Виктору Януковичу. В отличие от Украины, разрозненная либеральная оппозиция России не сумела сплотиться вокруг единого достойного кандидата. Кроме того, российские оппозиционеры, в отличие от своих украинских и грузинских коллег, не могут использовать стремление к большей независимости от России. Состояние экономики также играет на руку Путину, поскольку доходы от продажи нефти обеспечивают самый длительный период устойчивого роста за многие десятилетия.

Так чего же боится Кремль? Возможно, самая большая проблема состоит в том, что режим все больше опирается на личность Путина и на его позиции.

Ежемесячные исследования, проводимые 'Левада-Центром', организацией, занимающейся опросами общественного мнения, показывают, что рейтинг популярности президента все еще составляет около 70 процентов. Однако популярность его правительства упала до 29 процентов. Последние результаты продемонстрировали, что, по мнению 52 процентов респондентов, Россия 'движется в неверном направлении', и лишь 34 процента опрошенных оказалось довольно существующим положением дел. В момент избрания Путина на второй президентский срок в марте 2004 года соотношение мнений по данному вопросу было прямо противоположным.

Такое изменение можно объяснить несколькими факторами. Доходы от нефти, которые изменили экономическую судьбу России и превратили Москву в процветающий город, распределяются крайне неравномерно. Как отметил на прошлой неделе Путин, 25 миллионов россиян остаются за чертой бедности. 'Люди начинают понимать, что живут в очень богатой стране и требуют определенной доли и для себя', - говорит Маартен Пронк (Maarten Pronk), региональный менеджер банка 'Rabobank' по России.

У команды Путина также отсутствует реальная идеология, кроме стремления к ликвидации хаоса, царившего при его предшественнике Борисе Ельцине, и созданию стабильности. А эта цель в значительной степени уже достигнута. У прокремлевской партии 'Единая Россия', которая доминирует в российском парламенте, также нет идеологической основы, за исключением лояльности Путину.

Заместитель главы путинской администрации Владислав Сурков, считающийся главным идеологом Кремля, попытался сформулировать в своих немногочисленных интервью и выступлениях философию государства. Он называет ее 'суверенной демократией'. Заключается эта идеология в том, что Россия сама должна решать собственные дела, распоряжаться своими ресурсами и искать свой путь к демократии. Неплохо для интеллектуального обоснования, но вряд ли это увлечет за собой общество. Новое внимание Путина к 'инвестированию в людей и будущее России' может иметь своей целью преодоление бедности населения и вакуума популистской идеологии.

За неуверенностью Кремля могут скрываться и более глубокие причины. Сам Путин был политической креатурой окружения Ельцина и состоятельных олигархов. Благодаря умной организации бывший офицер КГБ и руководитель местного масштаба из Санкт-Петербурга поднялся до кремлевских вершин и президентского кресла. Вера его собственной команды в силу политических технологий может означать то, что ее члены преувеличивают способность оппозиции выдвинуть с иностранной - главным образом, американской - помощью соперника Путину (а они считают, что именно такая помощь сыграла решающую роль на Украине).

'Оппозиция объединяется, сплачивает воедино все силы против президента и партии 'Единая Россия', - заявил один кремлевский руководитель, демонстрируя тем самым 'осадные настроения', царящие в стенах Кремля. - Возможно, мы становимся свидетелями модернизации правых и левых. Может появиться новая крупная сила'.

Хотя излюбленный кремлевский вариант - снова выставить кандидатуру Путина - запрещен конституцией, то и дело появляются идеи по ее обходу. Поставленный на обсуждение вопрос политического объединения России и Белоруссии - маленького, но преданного соседа, в случае позитивного его решения потребует принятия новой конституции, куда может быть внесено положение о третьем сроке.

Путин неоднократно отрицал возможность изменения закона. Самое категоричное заявление он сделал, выступая в этом месяце перед группой иностранных журналистов и исследователей. 'Я не намерен выдвигать свою кандидатуру на пост президента в 2008 году, - сказал он, - я считаю, что самая важная вещь для страны - это стабильность. А ее нельзя поддерживать, нарушая основной закон государства - конституцию. Я не намерен ее менять'.

Однако он отметил, что для тех, кто находится у власти, 'вполне естественно' стремление к ее сохранению. Он также продемонстрировал, что намерен продолжать играть лидирующую роль. 'Я собираюсь покинуть Кремль, но я не намерен покидать Россию. Мне кажется, что это могло бы стать фактором, гарантирующим стабильность, - заявил Путин. - Я надеюсь, что в России найдется спрос на мой опыт и знания'. Некоторые наблюдатели считают, что Путин претендует на роль Ден Сяопина (Deng Xiaoping), управлявшего делами страны из-за кулис после ухода со своего поста.

Что касается 2008 года, наиболее вероятный сценарий для окружения Путина может состоять в том, чтобы назначить его преемника и надеяться на то, что часть президентской популярности перейдет к нему по наследству. Это сопряжено с определенными рисками. Главные фракции Кремля - силовики (настоящие или бывшие сотрудники спецслужб), либеральные экономисты и чиновники-технократы - способны начать борьбу за выбор единого кандидата. Даже в их рядах может произойти раскол, поскольку через устоявшуюся лояльность порой проглядывают личные амбиции.

Тем временем, кандидат от оппозиции, способный добиться народной популярности и дать обещание повести страну в ином направлении, может стать реальной угрозой. Поэтому Кремль систематически занимается удушением тех механизмов и организаций, которые способны привести к появлению такого лидера-конкурента. Существуют подозрения в том, что в последние месяцы он организовал передачу остатков независимых средств массовой информации в руки людей, настроенных более дружественно в отношении Кремля. Контролируемая государством газовая монополия 'Газпром' приобрела одну из наиболее влиятельных газет России 'Известия'. 'REN TV', последняя общенациональная независимая телевизионная станция, которая передает, среди прочего, и новости, была продана двум олигархам, лояльным президенту Путину.

Кремль дал сигнал об ограничении деятельности тех неправительственных организаций, которые он подозревает в организации революции на Украине, в Грузии и Киргизии. Недавно Путин заявил, что не потерпит иностранного финансирования политической деятельности таких организаций.

Прокремлевские молодежные движения, созданные при содействии администрации, стали противовесом возможному появлению в России студенческих групп активистов, подобных украинской организации 'Пора' и грузинской 'Кмара'. Группа 'Наши', считающаяся детищем Суркова, и определенно имеющая националистический оттенок, привлекает на свои митинги тысячи сторонников. Похоже на то, что ее главная роль состоит в том, чтобы заполнить улицы Москвы своими сторонниками в случае возникновения споров о результатах выборов, и подавить любые антиправительственные выступления. Другой близкий к Кремлю политический консультант Глеб Павловский заявил на встрече с лидерами 'Наших' в летнем учебном лагере: 'Вы должны быть готовы физически противостоять любым попыткам осуществления антиконституционного заговора'.

Наряду с этим, власти начали уголовное дело против единственной фигуры, показавшей свою способность к объединению либеральной оппозиции и созданию массового лагеря приверженцев - Михаила Касьянова, уволенного Путиным с поста премьер-министра в 2004 году. Телегеничный, имеющий звучный голос Касьянов в этом месяце наконец подтвердил свое намерение выдвинуть собственную кандидатуру на президентский пост после серии заявлений о том, что Россия 'движется в неверном направлении'. Однако в июле он оказался в центре расследования, связанного с якобы незаконным приобретением государственной дачи стоимостью в несколько миллионов долларов.

И, наконец, администрация внесла изменения в избирательные законы России, что встревожило либеральных политиков. Среди прочего, согласно таким изменениям, местным независимым наблюдателям и журналистам запрещено присутствовать при подсчете голосов. Международные наблюдатели смогут присутствовать на избирательных участках только по приглашению. 'Кремль готовится к фальсификации результатов выборов, - говорит либеральный независимый депутат Госдумы Владимир Рыжков, - он учел украинский опыт'.

Высокопоставленный кремлевский руководитель утверждает, что власти не будут прибегать к антиконституционным методам для удержания власти - но не позволят этого делать и оппозиционным организациям. 'Мы можем победить или проиграть, говорит такой руководитель, - третий вариант - это незаконная передача власти, либо нам, либо кому-то еще. Но мы не допустим, чтобы такое случилось'.

Есть определенная ирония в оценках ряда политических аналитиков, которые говорят, что стремление Кремля контролировать каждый элемент политического процесса может спровоцировать ту самую обратную реакцию, которой администрация стремится избежать. 'Они так боятся оранжевой революции, что создают наилучшие условия для ее начала', - говорит Георгий Сатаров, бывший помощник Ельцина, ныне возглавляющий аналитический центр 'ИНДЕМ'.

Еще большая ирония состоит в том, что в условиях уголовного преследования Касьянова, которому расследование с обвинением в мошенничестве может нанести большой урон, российские либералы начинают сомневаться в том, что сумеют вместе выдвинуть внушающего доверие кандидата.

Опросы общественного мнения показывают, что соперник, способный иметь шансы на успех, может быть представителем только левого крыла, которое в условиях российской политической реальности объединяет коммунистов и националистов в лице партии 'Родина' - благодаря их особому вниманию к вопросам социальной справедливости. Многие считают, что созданию 'Родины' способствовали политтехнологи из Кремля, которые хотели иметь 'ручную' националистическую партию для отвлечения голосов от коммунистов. Но такая партия вполне может превратиться во франкенштейновского монстра.

Представители 'группы преследования', идущие вслед за Путиным, такие как коммунистический лидер Геннадий Зюганов, специфический ультранационалист Владимир Жириновский и руководитель 'Родины' Дмитрий Рогозин более популярны, чем любой из либералов. 'Оранжевая революция здесь невозможна, - говорит бывший премьер-министр из либерального лагеря Борис Немцов. - Здесь может произойти только красная или коричневая революция', - добавляет он, имея в виду коммунистов и националистов.

Такая опасность может объяснить то, почему Кремль в последнее время проявляет социальную совестливость и стремится украсть у националистов часть их одежд - созданием 'Наших', например. Кремль усилил антизападную риторику и нападки на традиционных критиков России в Польше и странах Балтии. Зазвучали громкие протесты против дискриминации этнических русских, особенно в Латвии; предпринимаются попытки изображать некоторые инциденты, такие, как уличное ограбление детей российских дипломатов, 'антироссийскими проявлениями'.

Дальнейшее сползание к авторитаризму и национализму может быть сдержано председательством России в 'большой восьмерке' в будущем году, когда, по словам кремлевских советников, Путин будет стремиться представить свою страну как полноправного члена мирового сообщества. Однако после саммита 'большой восьмерки' в Санкт-Петербурге в июне мнение Запада в значительной мере утратит свою роль, и на сцену выйдут стратеги избирательных технологий. И тогда иностранные государства и компании могут обнаружить, что им приходится иметь дело с все более нервным и непредсказуемым Кремлем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.