Вчера президент России отвечал в течение трех часов на животрепещущие для народа вопросы. Телевизионный диалог с сувереном следует заведенному четыре года назад ритуалу. Как и обычно, церемониймейстеры в таких случаях определены заранее и неожиданности в формат таких мероприятий не вписываются. Так что было не удивительно, когда глава Кремля в очередной раз исключил для себя возможность третьего президентского срока, не предусмотренного конституцией. Если посягнуть на конституцию и законодательную базу, то это может привести к дестабилизации, сказал Путин. В какой-то мере президент прав.

Но что означает стабильность? В России под эгидой Владимира Путина действительно жить стало безопаснее? Тот, кто довольствуется отображением жизненных реалий в средствах массовой информации, находящихся под контролем государства, возможно, ответит на этот вопрос утвердительно. Но за фасадом картина иная. Стабильность, которую восхваляет Кремль, стоит на глиняных ногах. В экономическом плане она базируется на огромных доходах от бизнеса на нефти и природном газе. Но как только упадут цены, исчезнет и безопасность.

Вместо того чтобы вкладывать огромную выручку от экспорта сырья в реализацию реформ, Москва во время второго президентского срока Путина больше уже не идет на радикальное изменение структурной политики. Какие-то отдельные меры были приняты в интересах централизации власти и нейтрализации остатков демократии. Чечню Кремлю тоже не удалось умиротворить ни в политическом плане, ни деньгами, он поджег лишь фитиль - на всем Северном Кавказе.

То, что люди в России стали жить лучше, не подлежит сомнению. Именно субъективный характер восприятия, будто жизнь стала несколько легче, заставляет игнорировать необходимость проведения реформ. Политинженеры, находящиеся на службе Кремля, проделали большую работу. Немало граждан принимают иллюзию о России, у которой, будто, все самое страшное, наконец-то, позади, за чистую монету. И пока существует эта вера, Путин может говорить о ненужности третьего президентского срока.