Российский президент Владимир Путин вчера отверг все призывы баллотироваться на третий президентский срок, сказав, что он не станет менять конституцию, дабы остаться у власти после 2008 года.

Во время трехчасового телевизионного общения с россиянами Путину был задан вопрос о том, нужно ли проводить общенациональный референдум по вопросу третьего президентского срока. Он ответил: 'Я свою задачу вижу в том, чтобы создать условия для развития страны на длительную перспективу. Поэтому никаких резких изменений в законодательство, прежде всего в Конституцию Российской Федерации, вносить считаю нецелесообразным'.

Он добавил: 'Я свою задачу в этом смысле вижу не в том, чтобы вечно сидеть в Кремле и чтобы, знаете, на экранах телевизоров и по первой, и по второй, и по третьей программам все время показывали одну и ту же физиономию. Ну а что касается меня лично, то, как военные люди говорят, я свое место в строю найду'.

Такое заявление приглушит спекуляции о том, что он хочет идти на третий срок. Когда в августе Путина спросили, не хочет ли он остаться на президентском посту в 2008 году, он ответил: 'Может быть, я и хотел бы, но конституция этого не позволяет'. Такое замечание побудило двух членов российского парламента попытаться удалить ту часть конституции, которая запрещает три президентских срока подряд.

За несколько лет, прошедших после установления государственного контроля за средствами массовой информации, Путин стал единственной доминирующей политической фигурой в России, о чем говорят аналитики. Отсутствие преемника и сильной оппозиции Путину вызывает неопределенность в том, что случится после его ухода.

Отсутствие политика, способного заполнить эту нишу, приводит к тому, что многие сторонники Путина пытаются продлить его президентский срок. За последний год было выработано несколько схем оставления Путина у власти после 2008 года. Одна из них предлагает создание союза между Россией и соседней Белоруссией, президентом которого будет Путин. Другая, от которой уже отказались, предполагала превратить Россию в парламентскую республику, в которой Путин мог стать премьер-министром при президенте со слабыми полномочиями. Наиболее сложная схема предусматривает изменение избирательного законодательства, которое позволит нынешнему президенту в качестве чрезвычайной меры опять встать у руля власти. Но для этого необходимо провести досрочные президентские выборы, которые потом должны быть объявлены недействительными из-за низкой явки избирателей.

Однако мало кто верит, что прагматик Путин захочет сделать такие авторитарные шаги. Бывший помощник президента заявил корреспонденту 'The Guardian': 'Может быть, Путин и не против третьего срока, но это запрещено конституцией. А нарушать конституцию он не станет'.

Если президент сдержит свое слово, наиболее вероятным его преемником может стать влиятельный и внешне приятный министр обороны Сергей Иванов, о котором как о вероятной кандидатуре говорят чаще всего, хотя он уже заявлял, что его этот пост не интересует. Также часто упоминается имя энергичного помощника Путина Дмитрия Козака. 'Однако в данный момент никто не хочет [эту должность], - говорит ведущий сотрудник из Фонда Карнеги Лилия Шевцова. - Преемнику придется столкнуться со всеми теми проблемами, решение которых отложила администрация Путина'.

Пока только бывший премьер-министр Михаил Касьянов, уволенный Путиным в 2003 году, заявил, что будет баллотироваться в президенты. По словам Шевцовой, недавние заверения Касьянова в том, что он не станет 'преследовать' внутреннее окружение Путина в случае прихода к власти, может сыграть ему на руку, если не объявится иной преемник. 'Он говорит, что эти люди будут с ним в безопасности', - отмечает Шевцова.

Во время вчерашнего телемоста Путин порой казался рассеянным и усталым, отвечая на 60 вопросов, присланных в SMS-сообщениях, по электронной почте, и заданных в прямом эфире из 12 российских городов. Он пообещал увеличить социальные расходы, поставить на вооружение армии новый сверхзвуковой ракетный комплекс и не допустить возврата к однопартийной системе в стране.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.