До президента Российской Федерации дошли из народа более одного миллиона вопросов. На несколько десятков из них президент Путин ответил вчера из Кремля в прямом телевизионном эфире. Среди вопросов был один, который очень волнует всех, кто интересуется политикой в стране, и который постоянно задают Путину и за рубежом: намеревается ли Путин остаться в 2008 году на третий президентский срок? Он, конечно, уже давно во всеуслышанье сказал, что действующая конституция этого не позволяет. Но на постсоветском пространстве также известно, что всегда находятся пути для продления господства президентов, которые уже давно должны были бы быть бывшими. Обычными инструментами для достижения этого являются внесение изменений в конституцию послушным парламентом и проведение управляемого сверху референдума.

Молодой человек из Ульяновска, города, в котором родился Ленин, задал Путину вопрос о его планах после 2008 года, сначала нарисовав в потемкинском духе российские будни. Все, мол, прекрасно с той поры, как правит Путин, а поскольку стало так замечательно, стабильно и безопасно, то не было бы целесообразным провести референдум о третьем президентском сроке человека во главе России, чтобы обезопасить и будущее страны. Путин не согласился. Свою задачу он видит не в том, чтобы вечно сидеть в Кремле, и не хочет, чтобы по государственным телеканалам показывали постоянно одну и ту же физиономию, и чтобы в заключение глава спецслужбы требовал от телезрителей включать один из этих телеканалов. Он, дескать, хочет заложить основы для стабильного развития страны на долгую перспективу и позаботиться о том, чтобы в руководство пришли молодые, образованные и эффективно работающие менеджеры. Поэтому изменение законодательной базы и особенно конституции он считает нецелесообразным. Сам он, как принято говорить у военных, найдет место в строю.

Пока же Путин выступает в роли понимающего отца страны, серьезно относящегося к повседневным заботам своих земляков. А у многих заботы большие: молодые выпускники университетов не могут найти работу, у учителей безнадежно маленькая зарплата, в жалком состоянии находится система здравоохранения. Кроме того, не тем направлением идет военная реформа, а военная промышленность жалуется на отсутствие заказов. Наконец, все еще возмущаются пенсионеры, так как монетизация льгот в провинции не работает. С Дальнего Востока жалуются на недостаточность шансов для развития. Испытывают разочарование молодые люди. Они хотят знать, стоит ли оставаться на родине или же эмигрировать. Путин терпеливо выслушивает жалобы зрителей, порой признает, что некоторые вещи осуществить не удается, обещает вмешаться лично и ссылается на улучшения, произошедшие благодаря правительственным программам, принятым по его инициативе.

Сразу после начала 'диалога', продолжавшегося три часа, Путину была предоставлена, возможность объяснить населению, что доходы, поступающие от продажи нефти и газа, в которых есть и доля государства, пойдут не только в стабилизационный фонд, предназначенный для трудных времен, но и будут вскоре использоваться в интересах нуждающихся, всех соотечественников. Президент предложил недавно программу решения самых острых социальных проблем, по совершенствованию системы здравоохранения и образования и поддержке сельского хозяйства, на реализацию программы будет выделено четыре миллиарда долларов США. Путин с гордостью говорит о высоких темпах экономического роста, в последние годы - в среднем по семь процентов ежегодно, и о росте реальных доходов населения на девять процентов (у пенсионеров - на шесть процентов). О тревоге многих специалистов в области экономики, что, мол, расходы могут подстегнуть инфляцию, а нефтяной и газовый бум может удержать власти от проведения реформ, Путин не говорит.

Тем не менее, было позволено задать и вопросы критического содержания, которые Путин обычно выслушивает неохотно. Их, например, задали из Чечни. Одна женщина спросила президента, когда же, наконец, будет положен конец тому, что людей похищают, и они после этого навсегда исчезают. Путин, по крайней мере, косвенно, признал, что ответственность за это несут не только террористы, но и военные и силы безопасности. Для Путина существует только один выход из чеченского кризиса: развитие экономики кавказского региона, как и всего юга России. По поводу возможных политических переговоров с сепаратистами он не сказал ни слова.