ИВАНОВО - У закона длинные руки - а у режима узбекского президента Ислама Каримова эти руки могут протянуться на тысячи километров за пределы границ Узбекистана.

Возьмите в качестве примера небольшую импортно-экспортную торговую компанию из Иваново 'Ростекс', чьи сотрудники, сплошь узбекские иммигранты, недавно опубликовали на страницах Интернета письмо с критикой в адрес правительства Каримова.

Поздно вечером 18 июня четырех сотрудников 'Ростекс' и еще десятерых человек задержали российские милиционеры. Они сопроводили задержанных в отделение милиции, где тех уже ждали агенты узбекских спецслужб, по имеющимся данным, вооруженные электрошоковыми дубинками.

В мае узбекские власти жестоко подавили демонстрацию протеста в городе Андижане. По сообщениям правозащитных организаций, были убиты несколько сот демонстрантов. Однако правительство утверждает, что погибли менее двухсот человек, причем все они являлись исламскими экстремистами. Соединенные Штаты призвали к проведению международного расследования событий и не высказали почти никаких возражений, когда Каримов приказал Вашингтону закрыть свою военную базу на узбекской территории, которая долгое время использовалась в качестве передового аэродрома для операций в Афганистане.

Российская реакция была совершенно иной. Это показали события в текстильном городе с полумиллионным населением Иваново, находящемся примерно в 300 километрах к северо-востоку от Москвы. Там под стражей по-прежнему удерживаются 14 человек.

Через пару дней после задержания были получены официальные документы от узбекских властей, в которых все арестованные обвинялись в террористическом заговоре, убийствах и попытке свержения правительства Каримова.

Если Россия решит выдать 'ивановских узбеков', как их стали называть в средствах массовой информации, в Узбекистане их может ждать смертный приговор. Активисты-правозащитники заявляют, что дело этих людей демонстрирует изменения в геополитике Средней Азии. В условиях, когда Соединенные Штаты дистанцировались от этой бывшей советской республики, образовавшуюся нишу заняли Россия и Китай, которые выразили солидарность с правительством Каримова.

В конце сентября российские войска провели в Узбекистане совместные маневры с узбекской армией, которые стали самым крупным проявлением военного сотрудничества и взаимодействия двух стран с момента распада Советского Союза в 1991 году.

'Теперь, когда Узбекистан большей частью изолирован от остального мира, когда его сторонится мировое сообщество в связи с событиями в Андижане, именно поддержка России позволяет узбекскому режиму сохранять стабильность', - написала в прошлом месяце московская 'Независимая газета'.

Аресты в Иваново узбеков, которых не обвиняют в совершении преступлений на российской территории, может свидетельствовать о согласии Москвы поддержать жесткие репрессивные действия режима Каримова против инакомыслия.

Что касается случая в Иваново, сотрудники 'Ростекс' утверждают, что не участвовали в террористических заговорах и не занимались постоянной критикой узбекского правительства. По словам адвокатов, данные сотрудники, часть которых является ревностными мусульманами, создали небольшое коммерческое предприятие, занимаясь импортом в Россию узбекского хлопка и экспортом в Узбекистан запчастей для швейных машин.

Проблемы начались тогда, когда владелец компании 'Ростекс' Кабул Касымходжаев за несколько дней до восстания 13 мая поехал в свой родной город Андижан. В те дни боевики ворвались в городскую тюрьму и на некоторое время захватили областную администрацию. Тысячи мирных жителей вышли на демонстрацию. Власти начали кровавые репрессии. По словам правозащитников, через два дня восстание подавили, а сотни человек были убиты. Правительство говорит о 187 погибших, которые большей частью были 'террористами и экстремистами'.

После андижанских событий правозащитная организация узбекских рабочих, созданная Касымходжаевым и генеральным директором 'Ростекса' Хатамом Хаджиматовым, опубликовала в Интернете заявление с критикой в адрес правительства Каримова.

Недавно узбекские власти произвели на свет показания свидетеля, который связывает Иваново с якобы имевшим место террористическим заговором. В соответствии с данными показаниями, 'Исламское движение Туркестана' через российские города Иваново и Омск перевело в Узбекистан для организации мятежа в Андижане 200000 долларов.

Но адвокаты арестованных в Иваново узбеков относятся к этим показаниям скептически. Правозащитники подвергают сомнению почти все показания, полученные в ходе проходящего в Узбекистане по делу 15 предполагаемых экстремистов судебного разбирательства, которых обвиняют в организации андижанского мятежа. По их мнению, признательные показания обвиняемых были получены под пытками.

Все 15 обвиняемых уже в первый день суда признали себя 'полностью виновными' в попытке создания исламского халифата в восточном Узбекистане, а также в прохождении подготовки в лагерях на территории соседней Киргизии, где их обучали 'иностранные журналисты'. Они признались в том, что стреляли по мирным жителям, и попросили прощения у узбекского народа.

Ивановские адвокаты признают, что нельзя автоматически исключать возможность оказания здешними узбеками помощи исламским боевикам в Андижане. Но если это так, задают вопрос юристы, почему российские власти не представили на этот счет ни единого доказательства?

'Они живут в Иваново уже много лет. Если бы эти люди занимались чем-то незаконным, то естественно, здесь можно было бы собрать доказательства. Но таких доказательств просто нет', - говорит нанятая правозащитной организацией 'Мемориал' адвокат Ирина Соколова.

'Чтобы говорить о преступном замысле и действиях, нужно иметь факты, хотя бы минимум фактов, - сказал Виталий Пономарев, ведущий расследование от имени 'Мемориала'. - А ситуация, в которой Ташкент объявляет в розыск 14 человек сразу после получения из России факса с их именами, очень дурно пахнет фальсификацией'.

Уроженка России Лютфия Хаджиматова говорит, что ее муж, генеральный директор компании 'Ростекс', получил российское гражданство в 2000 году.

По ее словам, главная цель мужа состояла в налаживании нового бизнеса, чтобы содержать семью. Она говорит, что Хаджиматов является благочестивым мусульманином и не поддерживает политические цели связанной с 'Исламским движением Туркестана' группировки боевиков 'Хизб ут-Тахрир' (раньше она называлась 'Исламским движением Узбекистана'), которую также обвиняют в поддержке мятежа.

'Он никогда не занимался политикой. Он никогда не поддерживал никакие политические партии, - говорит Лютфия Хаджиматова, - он говорил, что если вы живете в государстве, разрешающем вам молиться, ходить в мечеть и поститься во время священного месяца Рамадан, зачем вам выступать против такого государства?'

Даже если российский суд решит, что для высылки этих людей нет оснований, они вряд ли смогут вздохнуть свободно. Правозащитники в последние два года регистрировали случаи, когда узбеки в России, будучи защищенными от экстрадиции или оправданными в суде, позже подвергались похищениям и исчезали.

В июне российские власти обвинили жившего в Казани уроженца Узбекистана учителя Алишера Усманова в принадлежности к экстремистской группировке, однако он был оправдан почти по всем пунктам обвинения. 'Когда его жена в 7 часов утра пришла в тюрьму, чтобы забрать его оттуда, ей сказали, что приходили пятеро его друзей из Узбекистана, и он ушел с ними. Мы до сих пор не знаем, где он и что с ним случилось', - говорит Пономарев.

Два года назад учителя арабского языка Манобжона Рахматулаева, которого по обвинению в терроризме разыскивали узбекские правоохранительные органы, освободили после года заключения, поскольку у российского суда не нашлось достаточных оснований для его экстрадиции. Но летом прошлого года люди в масках пришли в дом Рахматулаева в Саратовской области и похитили его оттуда.

'Есть и много других случаев, - говорит Пономарев, - когда я разговаривал с имамами ряда мечетей Поволжья, они рассказывали ... что каждый год исчезают по несколько людей из Узбекистана'.

По словам Хаджиматовой, трудно надеяться на хорошее. Она опасается худшего.

Несколько раз ей звонили с мобильного телефона мужа, и она слышала в трубке лишь ругательства и мужской смех. Вскоре после ареста мужа она отправилась к заместителю прокурора и потребовала его освобождения.

'Я сказала ему: 'Вы забрали моего мужа, и я не знаю, как жить дальше. У меня есть дети, с которыми мой муж не успел даже попрощаться'.

'Заместитель прокурора ответил, что эти вопросы я должна задавать узбекским властям. Я сказала ему, что и я, и мой муж являемся российскими гражданами, и нам незачем отправляться в Узбекистан. Я заявила, что знаю, что мне нужно делать: взять детей, прийти вместе с ними в его кабинет и оставаться там, пока он что-нибудь не предпримет'.

'Он очень холодно улыбнулся и сказал мне: 'А не лучше ли тебе сдать детей в приют?'

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.