Падение берлинской стены в 1989 году положило конец биполярной конфронтации и повсеместно, от Южной Африки до Балкан, привела в действие заторможенные, словно в зимней спячке, процессы. В своем безудержном ускорении мир будто хотел наверстать время, упущенное за годы 'холодной войны'. В центре этих головокружительных перемен начала девяностых был Советский Союз, новая Российская Федерация. Переходя от правления Горбачева к правлению Путина, через ельцинский период, самое крупное государство на планете переживает кризис, переосмысливает самое себя и ищет свое место в международном сообществе.

На фоне прочих попыток понять постсоветскую Россию работа британского историка Роберта Сервиса (Robert Service) выделяется своей четкостью благодаря двум предпосылкам. Первая состоит в том, что автор задается в самом начале исследования вопросом, а что такое Россия и каковы русские. Особенность современного государства, возведенного на фундаменте вневременной России, кроется и в революционных событиях 1917 года, и в зыбкости его границ, и в крайне неопределенном чувстве собственной принадлежности, не говоря уже о гражданстве. Все реформистские инициативы вынуждены отталкиваться от этой отправной точки: слабого уровня национального самосознания; ограниченной, если вообще существующей, либеральной традиции; и непростого, изменчивого и противоречивого наследия советской эпохи. Вторая отличительная черта этой книги заключается в том, что она представляет нам, помимо политики, колоссальные изменения общественного и культурного характера, произошедшие с русскими в последние пятнадцать лет. При трезвом взгляде на будущее этой огромной страны динамизм и многообразие российского общества являются на сегодняшний день основным, а, возможно, и единственным обнадеживающим моментом.

В отличие от шаблонного восприятия эпохи Ельцина, Сервис отдает должное, пусть и с некоторыми оговорками, масштабу и глубине предпринятых им реформ. Перед ним стояло множество задач сразу: либеральная демократия и рыночная экономика, идеологический плюрализм и местное самоуправление, правопорядок и терпимость в вопросах национальной политики, свобода личности и гражданское общество. Ельцин любил выпить, но это не повод для отрицания того, что он, - скорее интуитивно, нежели действуя систематически, - обрисовал некие ориентиры, внушавшие надежду. Успеху этих начинаний помешали проблемы различного рода. Новая модель легитимности выстраивалась, не взирая на последствия для широких слоев населения (особенно, во времена молодого поколения реформаторов вроде Егора Гайдара, поддержанных Ельциным), отбросила существовавшие на тот момент конституционные процедуры и не сумела избежать насильственных действий. Самым известным, но не единственным эпизодом такого рода стало противостояние между президентом и Верховным Советом, закончившееся штурмом Белого Дома в 1993 году. Либерализация экономики стала приоритетом в ущерб демократическим устремлениям, а наследники коммунистической идеологии и новоявленные популисты националистического плана опять активизировались в Думе нового состава, где у реформаторов слабые позиции.

Унижение российской армии в чеченской войне 1994-1996 годов станет последней каплей в реформистском эксперименте. Приняв независимость прибалтийских и среднеазиатских республик, а также Украины, Россия увязла на Кавказе. Уже не первый раз за свою историю. Ослабленный перед президентскими выборами 1996 года, Ельцин сам отдаст себя в руки олигархов, - тех самых молодых и не слишком совестливых предпринимателей, которые обогатились в результате приватизации. Периоду политического либерализма и народного капитализма приходит конец. Именно в этих условиях разворачивается кампания 2000 года, приведшая Путин на пост президента и ставшая для всех политических сил в России и для всего мира недвусмысленным сигналом: 'Грубая сила вернулась в арсенал российского правительства в качестве одного из излюбленных инструментов'. В Чечне об этом хорошо знают.

Книга Роберта Сервиса "Россия: эксперимент над одним народом. С 1991 года по настоящее время" выходит в серии SIGLO XXI DE ESPANA EDITORES

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.