Фигуры, с помощью которых государственная власть пытается выиграть эту партию, весьма странные. Они носят короткие штанишки или голубые юбки, волосы заплетены в косы, а на зубах - брекеты. Солнце палит, глаза застилает пыль, - и они жалуются: 'Мама, я хочу пить, я устал. Когда мы пойдем домой?' Это первоклашки, которым доверили поставить мат опасному противнику.

Когда Гарри Каспаров (42) выходит из своего проржавевшего автобуса перед Дворцом культуры во Владикавказе, недалеко от Беслана, в самом сердце Кавказа, когда он видит всех этих детей и слышит музыку, раздающуюся из громкоговорителей, по его лицу пробегает улыбка. Раньше власти часто встречали его музыкой оркестров и ликующими толпами детей. Но через пару секунд он, видимо, понимает, что на этот раз дети и музыка заказаны его противниками. Чтобы сорвать его выступление, чтобы заглушить его речь. Чтобы объявить ему шах.

Гарри Каспаров, лучший шахматист всех времен, неожиданно прервал свою шахматную карьеру в марте этого года, чтобы начать новую борьбу. 15 лет он был чемпионом мира, его пристальный взгляд из-под густых бровей нагонял на соперников страх. Но теперь этот человек не может посмотреть в глаза противнику: его враг находится в Москве, за высокими каменными стенами. Гарри Каспаров выходит на поединок с кремлевским королем, Владимиром Путиным. Это самая сложная партия в жизни Каспарова.

'Путин ведет страну к диктатуре, в пропасть', - утверждает Каспаров, для которого убийство детей в Беслане стало пробуждением к политической жизни. 'Я больше не могу смотреть и молчать'. Уже несколько месяцев Каспаров ездит по российским регионам, чтобы привлечь сторонников к созданному им 'Объединенному гражданскому фронту'. Его сопровождает свита, состоящая из советников и телохранителей. Часто следует за ним и его третья, молодая жена Даша, по профессии экономист из Санкт-Петербурга. При финансовой поддержке фирм, из-за боязни предпочитающих оставаться анонимными, Каспаров стремится объединить хронически разрозненную оппозицию: 'Правый, левый, коммунист или националист, - какая разница, - считает он. - Пока в России нет свободных выборов, все демократы должны бороться вместе, а не против друг друга'.

Каспаров, сын армянки и еврея родом из Германии, после рождения был наречен по имени Гарри Вайнштейн. Еще ребенком он побеждал состоявшихся шахматных мастеров. В 1985 г. вопреки сопротивлению советского режима он отобрал шахматную корону у любимца Брежнева Анатолия Карпова. В своем цеху он был мятежником, несобранным, эгоистом, Дон-Жуаном, звездой, столь же популярным в России, как в Германии Франц Беккенбауэр (Franz Beckenbauer).

Теперь же, на тротуаре перед Дворцом культуры он кажется одиноким и немного смущенным. Коренастый, рано поседевший человек с глубоким, хрипловатым голосом, носом боксера и с головой, словно вычислительный центр, - он стоит оттесненный детьми.

Каспаров окружен несколькими женщинами с покрасневшими глазами в черных одеждах. Они словно живой укор. Это матери Беслана. Они уверены, что власти до сих пор скрывают правду о бойне, унесшей жизни 300 человек. Они надеются, что Каспаров добьется правды о гибели их детей. Многие считают, что 3 сентября 2004 г. Путин позволил спровоцировать кровавый штурм школы, чтобы предотвратить продолжение переговоров с террористами. Двое подростков по указке милиции бросают яйцами в Каспарова. 'Мне страшно', - вскрикнула одна из женщин. Она схватилась за сердце и осела на асфальт. 'Я не хочу больше жить. Я ненавижу эту страну!'

Мятежный путешественник пытается перекричать поющих детей. 'Этот режим преступный. Кавказ - бочка с порохом, которую Путин приготовил специально для своей предвыборной кампании. Это истинный источник терроризма'. Голос отказывает Каспарову, он набирает воздуха: 'Как Ленин и Сталин, Путин и его кагэбэшники натравливают одних людей на других, чтобы они не замечали настоящих проблем. Только разжигая войну и проливая кровь, они держатся у власти'.

Старый мужчина с беззубым ртом, в потрепанных брюках хватает Каспарова за рукав: 'Надеюсь, у Вас хорошие телохранители, - шамкает он, озираясь по сторонам. - При Сталине я сидел в лагере. Вы молодец! Лучше прожить один день, как лев, чем прозябать всю жизнь, как заяц'.

На следующий день телевидение и газеты сообщат, что Каспаров предпринял дешевую попытку заработать политические дивиденды на трагедии Беслана и крови детей. И что трудящиеся не допустили этого, а народ выплеснул свой гнев, закидав его яйцами.

Вернувшись в отель, великий стратег сидит, подперев голову руками. 'Какой цинизм проявляет государственная власть, прячась за детей в деле Беслана! - возмущается он. - Как поставить мат противнику, который боится честной игры? Который все время жульничает? Как если бы твой противник не играл бы фигурами на доске, а бил бы тебя ими'.

Два десятка бесстрашных осетин последовали приглашению Каспарова и пришли к нему в гостиницу на ужин в ресторан. 'Осталось недолго ждать, и система Путина дрогнет', - заявляет непризнанный вождь оппозиции, ковыряя зубочисткой в зубах. Гости смотрят на него, не отводя глаз, как на прорицателя, обещающего выигрыш в лотерее. Одна женщина говорит: 'Но мы слишком слабы, власть намного сильнее'. Каспаров морщится, будто нечаянно проглотил зубочистку, и выкрикивает: 'Это вы - власть!' В зале воцаряется смертельная тишина. Это мгновенье для каспаровского катехизиса. 'Я рад всем, кто поддерживает мои требования', - говорит он, начиная перечислять эти требования, как кондуктор остановки - честные выборы, независимые суды, правовое государство, социально ориентированная рыночная экономика, свобода прессы, федерализм. Эти слова звучат в прокуренном зале ресторана настолько непривычно, как если бы в русской рюмочной зачитывалась меню с французскими винами.

Кажется, будто сценарии для поездок Каспарова сочинили Оруэлл и Кафка. Когда бывший чемпион мира подлетает к какому-либо городу, власти закрывают аэродром. Если он хочет выступить с речью, в зале неожиданно отключается электричество, или прорывает, якобы, водопроводную трубу, или же, к великому сожалению, не поднимается занавес. Властям неважно, что поводы глупы, главное - перечеркнуть его планы. Агенты спецслужб ведут за ним слежку. Милиция организует демонстрации 'противников' с плакатами, на которых написано: 'Не допустим нападок на Путина!'

В Ставропольском крае срывается встреча с бизнесменами. Вечером, одна из приглашенных пробирается в отель: 'Нам хотелось увидеться с Вами, но нам под дверь подкинули письма с угрозами, что у нас будут неприятности, если мы пойдем к Вам'. Сторонникам Каспарова приходится опасаться налоговой полиции или даже побоев. Директору шахматной школы в Дагестане власти пригрозили увольнением, если он допустит к своим ученикам гроссмейстера.

Но как только камеры и микрофоны выключаются, в российских регионах сразу же становится слышна критика в адрес Кремля: Москва обирает провинцию больше, чем когда-либо. Предприниматели жалуются, что после дела 'ЮКОСа' чиновники доят их, как дойных коров. 'Сопротивление растет', - утверждает Каспаров. 'В ближайшем будущем, как и в революцию на Украине, критическая масса будет достигнута'.

Каспаров всегда был быстр на угрозы. Зачастую он атаковал сильнее, чем это позволяла позиция его фигур. Но теперь великий тактик сам оказался в обороне, и ему приходится самому вселять в себя мужество. 'Когда позиция невыгодная, - говорит он, - каждый лишний ход - это успех'. Мельчайшую искру надежды он провозглашает триумфом. Вот, например, милиционеры, которые пришли разогнать его собрание, но вдруг просят автограф. Вот директор гостиницы, которому городская администрация запретила его размещать, но он все же селит его, а затем фотографируется с ним для книги отзывов. Именно такие сцены превращают великого мастера стратегии Каспарова в фантаста. 'Если бы на телевидении три дня показывали правду, вместо пропаганды, если бы Путин выступил в открытых дебатах со своими конкурентами, эта система рухнула бы', - говорит он, прижимая руку к сердцу.

Правда, вопрос, присоединятся ли оппоненты Путина к гроссмейстеру, остается открытым. Другие мятежные политики высказывают сомнения: как сможет именно тот человек, который своими многолетними спорами расколол Международную шахматную федерацию, объединить оппозицию? Многие националисты вообще не признают армянина Каспарова: он не русский, он кавказец. Официальная Москва и покорные телекомпании в большинстве случаев молчат о человеке, который когда-то был героем. Правда, насмешек в его адрес у них хватает, как это уже было однажды, когда в 1988 г. он предрек конец социализма.

Гарри Каспарову приходится лететь на самый край российской империи, чтобы действительно найти признаки пошатнувшейся государственной власти. Во Владивостоке, в 6400 км, 9 часах лета и 7 часовых поясах от своего соперника из Кремля, претендент оказывается, словно в другой стране. Все залы открыты для него, все посадочные полосы в порядке, газета выпускает его интервью почти без сокращений, а радио передает беседу с ним в прямом эфире.

Здесь, на границе с Китаем, царь далеко. 'Наш губернатор не высокого мнения о Москве', - говорит один из местных сторонников Каспарова. 'Власти работают 'по правилам.' Москве показывают, что рьяно борются с нами. На самом же деле притесняют нас только для виду'.

И тут же Каспаров обнаруживает свое слабое место еще со времен шахматного прошлого: когда он не встречает сильного сопротивления противника, он расслабляется и допускает ошибки. В провинциальной глубинке, в Находке, на побережье Японского моря он выступает перед 500 демонстрантами. Собрались, в основном, пенсионеры и социально незащищенные люди, протестующие против новых местных налогов. Но именно здесь, где люди чувствуют себя забытыми и обделенными Москвой, он возмущается, что в столице нет современного аэропорта. Его слушатели, которые в большинстве своем не в состоянии купить себе билет даже на поезд, оторопело смотрят на него.

Его молодая жена, красивая и печальная, как изображение на иконе, после выступления обнимает Каспарова. Она говорит: 'Он устал, ему приходится все делать самому'. Шахматисты всегда борются в одиночку.

____________________________________________________________

Руководитель Московского бюро журнала 'ФОКУС' Борис Райтшустер отвечает на вопросы читателей ИноСМИ.Ru

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.