С улиц города Нальчика, что на юге России, уже убраны трупы. Но недоверие и религиозная неприязнь никуда не делись.

Случившееся 13 октября нападение боевиков-исламистов на столицу Кабардино-Балкарии, республики в составе России, расположенную в 150 километрах от Чечни, свидетельствует не только о том, что зона нестабильности распространяется по всему российскому Северному Кавказу, но и о том, насколько возрастает значение быстро растущего мусульманского населения России и насколько в обществе, где снижается число людей немусульманского вероисповедания, усиливается потенциал межрелигиозных трений.

Председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин подсчитал, что из 143 миллионов человек населения страны 23-24 миллиона - мусульмане, в том числе 20 миллионов коренных жителей и три-четыре миллиона иммигрантов из бывших мусульманских республик Советского Союза.

Большинство мусульман живет в семи республиках Северного Кавказа, а также на Урале - в Татарстане и Башкортостане. Однако и в Центральной России, и даже на севере - в Архангельске и в Мурманске, за Полярным кругом, есть мусульманские диаспоры.

Гайнутдин признает, что его подсчеты не сходятся с официальной статистикой - по данным переписи населения, проведенной в 2002 году, мусульманами себя назвали 14,5 миллиона человек, - но считает, что его цифры более правильны, так как их собирали непосредственно в диаспорах.

Как бы там ни было, в России проживает мощнейшее мусульманское меньшинство в Европе - если данные главного муфтия верны, то это 16 процентов населения, в то время как во Франции это 7-8 процентов, в Германии 4 процента, а в Великобритании 3 процента. Когда в 1991 году развалился Советский Союз, в России было всего 150 мечетей. Сегодня их уже шесть тысяч. По словам Гайнутдина, в России ислам пережил настоящее духовное и культурное возрождение.

К несчастью для мирного большинства российских мусульман, этот расцвет совпал с распространением исламского терроризма и 'войной против террора', которую развернули США. Чеченские сепаратисты, одев свою борьбу за независимость в одежды радикального ислама, наладили связи с международными террористическими группировками. Свобода передвижения - в частности, на хадж в Мекку - для российских мусульман, по большей части суннитов или суфистов, спровоцировала их контакты с более пуританской идеологией ваххабитов, и поэтому слово 'ваххабизм', считает Гайнутдин, совершенно незаслуженно стало в российской прессе синонимом слова 'экстремизм'.

Как заявил Гайнутдин в интервью Financial Times, во многих случаях это выливается в недоверие к мусульманам и даже в исламофобию. Сегодня ислам признан одной из четырех 'традиционных' российских конфессий - этого статуса он не имел ни в царские, ни в советские времена, - однако некоторые лидеры как на федеральном, так и на региональном уровне, уже берут закон в свои руки.

- Иногда они просто боятся того, что вокруг мусульмане, что будут проблемы, что придут экстремисты, что придут террористические элементы. А зачем региональному лидеру такие проблемы?

Поэтому зачастую власти отказывают мусульманам в праве строить мечети, что ведет к обоюдной неприязни. А кроме дискриминации по религиозному признаку, есть еще нищета, безработица и процветающая на Северном Кавказе коррупция чиновников. Все это может только усилить позиции воинствующего радикализма.

Яркий тому пример - та же Кабардино-Балкария. В 2003 году, когда узнали о том, что в ней чуть ли не месяц прожил Шамиль Басаев, провозгласивший себя лидером чеченских террористов, руководство республики практически впало в панику. Полиция и службы безопасности начали арестовывать всех, кого подозревали в связях с боевиками - причем во многих случаях сообщалось о применении пыток - и закрыли почти все мечети в Нальчике. Местная исламистская группировка 'Ярмук Джамаат' объявила властям войну, и именно она была связана с октябрьским нападением, в результате которого погибло более ста человек.

По словам Григория Шведова, представителя правозащитной организации 'Мемориал' и редактора новостного интернет-сайта 'Кавказский узел', круг недовольных действиями властей уходит далеко за пределы экстремистских группировок. Около 400 жителей республики написали письмо президенту России Владимиру Путину с просьбой разрешить им выехать из страны, потому что в России они не могут свободно отправлять религиозные обряды.

Гайнутдин говорит, что не знает, кто организовал нападение на Нальчик.

- Но я знаю, что обвинять всю молодежь в республике, всех тех, кто ходит в мечеть, не пьет и не курит, в том, что они экстремисты, и подвергать их репрессиям, закрывать мечети - это ни к чему хорошему не приведет.