В этом году в интернат взяли 10 детей, пострадавших во время теракта в Беслане

'Я возьму с собой счетчик Гейгера в Краснокаменск'. Марина, мать российского магната Михаила Ходорковского, не шутит. Она готовится к тому, чтобы посвятить собственную жизнь сыну, который отбывает наказание в исправительной колонии недалеко от китайской границы, под Читой, поблизости от самого крупного в России завода по переработке урановой руды. Ходорковский и его московские родственники разделены расстоянием больше 7000 километров, а связь - самая настоящая пытка.

Марина инженер, но уже на пенсии. Вместе с мужем, Борисом, она занимается расположенным в Подмосковье интернатом для детей-сирот, пострадавших из-за различных катастроф или просто неимущих. 'Это была идея мужа и Мишина, - рассказывала она мне недавно, на устроенном по случаю десятилетия интерната празднике. - Борис очень переживает за сирот, у него отец погиб на фронте в 41-м, так что он сам рос практически без присмотра, впроголодь. У матери не было времени им заниматься, ей приходилось работать с утра до ночи, чтобы поднять двоих детей'.

'Когда Борис вышел на пенсию, Миша дал отцу шанс реализовать свою мечту', - продолжает она. Финансовая группа 'Менатеп', которой Ходорковский руководил в то время, подыскала идеальное место - Кораллово, - бывшую усадьбу графа Васильчикова, а впоследствии профсоюзный санаторий, пришедший с годами в упадок.

Усадьбу отреставрировали и постепенно устроили в ней лицей-интернат, где сегодня живут и учатся 148 мальчиков и девочек. Это современная просторная школа с компьютерами, бассейном, крытым спортзалом, круглосуточным медпунктом и даже собственной мастерской кройки и шитья. Окружающие усадьбу холмы создают идиллическую картину, и обстановка в интернате уютная, домашняя. Марина и Борис Ходорковские перебрались жить в Кораллово и остаются там до сих пор. Для всех воспитанников они - 'бабушка' и 'дедушка'.

Родители Ходорковского поселились в деревянном домике неподалеку от коттеджей, где живут воспитанники - отрядами по двадцать человек. По словам Марины, у нее нет домработницы, и она сама делает все по дому.

'Когда я только приехал сюда, это было похоже на волшебную сказку', - говорит семнадцатилетний Иван, оставшийся без родителей. Его отец, Виталий Гамов, был генералом и служил в погранвойсках на Сахалине, но в 2002 году он умер от ожогов, полученных в результате теракта. Иван живет в одном из коттеджей и занимается по учебной программе, которая построена так, чтобы свободного времени совсем не оставалось.

В этом году интернат пополнился десятью ребятами из Беслана и детьми, чьи родители были военными и погибли в различных горячих точках, таких как Чечня.

Отбором воспитанников занимается специальная комиссия, а кандидаты появляются разными путями. Если случается какая-нибудь катастрофа или теракт, Ходорковские отправляются на место трагедии и смотрят, нет ли там детей, которым необходима помощь. Когда Михаил вращался в кругах элиты, местные власти сами рекомендовали кандидатов. Сейчас они избегают контактировать с родителями магната, особенно, власти тех нефтяных регионов, где работала фирма 'ЮКОС', основанная Ходорковским и расчлененная российскими налоговиками. 'Они боятся', - говорит Марина.

С тех пор как Михаил оказался в тюрьме, она стала моральной опорой для всей семьи. 'Интернат нам помогает, дает нам силы. Без него Борис бы не выдержал', - объясняет эта, не теряющая присутствие духа, женщина. 'Еще остались какие-то средства, плюс несколько человек, которые делают пожертвования'. Будущее лицея-интерната покрыто туманом, но Ходорковские готовы ко всему.

Друзья подарили Марине пуховой платок и унты для поездки к сыну в Сибирь. 'Михаил не жалуется. Не знаю, каково ему на самом деле, он же никогда не признается, если плохо', - добавляет она.

Супруга Михаила, Инна, смогла провести с мужем три дня в краснокаменской колонии, в комнате для свиданий с родственниками. Это была первая за эти два года встреча, когда их не разделяла решетка.

Российская пресса сравнивает Инну с женами декабристов, которые последовали за своими мужьями, - русскими офицерами и аристократами, поднявшимися в 1825 году против самодержавия, - в сибирскую ссылку, в том числе, и в Читу.

Инна добралась до Краснокаменска на собственном самолете. У Ходорковского четверо детей, трое из которых родились в браке с Инной. По российскому законодательству, Инне разрешено в год четыре свидания с мужем, по три дня каждое. Она пишет сейчас докторскую диссертацию по экономике, так что в поездку взяла с собой два чемодана книг.

Павел, сын Ходорковского от предыдущего брака, учился в Швейцарии, а в настоящее время продолжает образование в США. Ему двадцать, он уже давно живет за границей, и больше двух лет не виделся с отцом, которого арестовали в октябре 2003 в Новосибирске и приговорили к восьми годам тюремного заключения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.