По заявлению жены бывшего нефтяного магната Михаила Ходорковского, ее муж, арестованный после того, как он подал явные сигналы о своей оппозиции президенту Владимиру Путину, и теперь отбывающий восьмилетнее тюремное заключение за мошенничество и уклонение от налогов, после освобождения обязательно начнет политическую карьеру.

Заточение в далекой сибирской колонии не надломило Михаила, говорит Инна Ходорковская. Напротив, теперь он полон решимости всю свою жизнь посвятить борьбе за политические преобразования в стране. Она никогда не старалась быть замеченной журналистами, и это первое ее интервью западной газете.

- Конечно, он, когда выйдет, займется политикой. Он такой. Он хочет изменить жизнь всего общества, не сомневайтесь. И он уже меняет его, даже тем, что сидит в тюрьме, меняет одним своим присутствием. Вот увидите.

- Его не сломали. Наоборот, он теперь стал еще сильнее. Он очень целеустремленный и настроен двигаться в этом направлении очень долго. Его поддерживает все больше людей, и по мере того, как все больше людей будет понимать, что он не такой, как другие так называемые олигархи, их число будет расти. Народ России начинает просыпаться.

Совсем недавно, в пятницу, в оппозиционной газете 'Коммерсант' как раз вышла статья Ходорковского о 12-летнем плане модернизации России с призывом остановить коррупцию и создать 'патерналистское' правительство, которому было бы под силу утроить валовой внутренний продукт, обеспечить 80-миллионный рост населения и создать новые вооруженные силы.

Неделю назад газеты на правах рекламы опубликовали заявление Ходорковского, в котором он говорил, в частности, о необходимости 'создать с нуля новое чиновничество, заинтересованное в судьбе страны и общества, а не в безудержном личном обогащении'. 'Стране нужна новая политическая элита - элита героев, а не посредственностей', - пишет опальный олигарх.

36-летняя Инна Ходорковская дала интервью после первого свидания с мужем, который на шесть лет ее старше, в той самой колонии, где ему, скорее всего, суждено оставаться до 2011 года. Ходорковский был арестован еще в 2003 году - тогда в его распоряжении было состояние в 4,5 миллиарда фунтов - и следующие два года провел в переполненном следственном изоляторе в Москве. Кремль начал против него жесткую и скоординированную кампанию, в результате которой он лишился не только большей части этих денег, но и своей нефтяной компании "ЮКОС". Месяц назад его этапировали в колонию ЯГ 14/10 в городе Краснокаменске, в загрязненной ураном местности более чем за три тысячи миль на восток от Москвы. Его жена и дети десять дней не имели ни малейшего понятия о том, где он и что с ним.

- Я читала в газетах, что его решили послать как можно дальше, но надеялась, что это неправда, - рассказывает Инна. Когда-то она работала у мужа бухгалтером.

- У меня упало сердце, когда я получила письмо от начальства тюрьмы с указанием о том, где он находится. До самого конца я надеялась, что в документах какая-то ошибка, что его отсылают не так далеко от дома. Его заслали так далеко, потому что его хотят изолировать. Хотят, чтобы народ совсем о нем забыл.

Через несколько дней она сама отправилась в трудное и полное лишений путешествие в Краснокаменск - шесть часов самолетом и еще десять часов на машине по безлюдным сибирским степям. Колонию, в которой сегодня сидит до тысячи заключенных, осужденных в основном за хищения и мошенничество, открыли еще в 60-х годах. Тогда заключенных использовали на строительстве одного из крупнейших уранообогатительных заводов Советского Союза.

Вдобавок к сильнейшему загрязнению радиоактивными отходами, температура в этом районе падает до -40 градусов Цельсия зимой, а летом поднимается до нестерпимой жары, в которой тучами плодится гнус. В колонии много больных туберкулезом.

Еще совсем недавно Ходорковский жил на роскошной вилле в Москве, ездил на лимузине, летал на личном самолете, а сегодня спит на железной койке в одной из тринадцати армейских 'коробчатых' казарм в одном помещении еще с сотней человек. Подъем в шесть часов. На черной форме Ходорковского - его фамилия, инициалы и цифра 8 - номер казармы. Говорят, что восьмая - казарма для самых влиятельных заключенных, так называемых 'блатных' (их еще называют 'бандитами').

Когда Ходорковский сидел в изоляторе в Москве, жене разрешали всего одно свидание с ним каждый месяц, длительностью не больше сорока пяти минут. Они говорили по телефону, глядя друг на друга через толстое стекло, забранное металлической сеткой. В колонии правила посещения более либеральные - как и другим заключенным, Ходорковскому полагается четыре трехдневных свидания в год и шесть свиданий по три часа. На длинные свидания, когда приезжают члены семьи, их вместе с заключенными запирают в старом здании еще советских времен и предоставляют комнату площадью 9 на 9 футов (пр. 8 кв. м. - прим. перев.). Кухня и ванная комната общие, в коридоре. В такой кухне Инна приготовила мужу целую сковороду жареной картошки - это одно из его любимых блюд. На свидание она приехала с полной сумкой свежих овощей, вареного мяса, одежды и российской музыки из коллекции любимых дисков бывшего олигарха.

- Трудно найти слова, чтобы описать, что это такое - снова быть с ним вместе впервые за столь долгое время. Теперь у меня снова есть силы, есть энергия, чтобы смотреть в лицо будущему.

- Он сильно изменился, но я снова увидела в нем мужчину, которого знала до ареста. Его решимость еще более усилилась. Он теперь гораздо спокойнее и гораздо более философски смотрит на жизнь. Раньше он думал только о работе. Теперь он думает, что самое дорогое на свете - это семья.

- Он не поддается гневу. Нет, он смотрит на мир ясными глазами. В нем проснулся боевой дух, - рассказывает Инна. Михаил шутит, что теперь его работой будет шитье рукавиц. Кроме того, он, как единственный человек с высшим образованием, будет заниматься преподаванием экономических и научных предметов. Ходорковский уже подписался на полдесятка газет и выписал из библиотеки несколько книг - от теологических и научных трактатов до романов, например 'Войны и мира' Толстого.

Детей у Инны и Михаила трое - 14-летняя дочь Наташа и близнецы шести лет, Илья и Глеб. До освобождения Ходорковский их, скорее всего, не увидит - и он, и его жена считают, что свидание слишком сильно их травмирует. Вместо этого он попросил поменять положенные короткие свидания на возможность звонить детям по телефону.

- Он ни о чем не жалеет, - говорит его жена, - И я ни о чем не жалею. Ни он, ни я не хотели бы сбежать отсюда и жить за границей. Наша страна - Россия. Им его не сломать. Он всегда идет только вверх.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.