14 ноября 2005 года. "Я нахожусь в краю декабристов - политических заключенных, сосланных на каторжные работы - и урановых шахт", - объявил самый известный в России заключенный, проведя параллель между собой и известными русскими диссидентами прошлого. На полностраничных рекламных объявлениях в крупных западных газетах от 2 ноября с.г. бывший нефтяной магнат Михаил Ходорковский, отбывающий в настоящее время 8-летний срок в отдаленной исправительно-трудовой колонии в городе Краснокаменск, Сибирь, обрисовал свое видение "развития России в 21-м веке", включая и "новую политическую элиту", которая "готова сказать 'нет' репрессивной машине преступной бюрократии".

Политический манифест? Или отчаянная попытка выживания? Вероятно, и то, и другое вместе. Трое бывших деловых партнеров Ходорковского, которые подписались под этим рекламным объявлением, говорят, что главным мотивом для публичности стала тревога за его безопасность. "Существует заговор с целью не только изоляции Ходорковского от внешнего мира, но и его убийства", - утверждал его бывший партнер Леонид Невзлин на недавней пресс-конференции в Тель-Авиве, куда он бежал после того, как в 2004 году в России был выдан ордер на его арест. Условия в российских тюрьмах могут быть опасными, и сторонники Ходорковского опасаются, что расположенная неподалеку (от колонии) урановая шахта, возможно, излучает радиацию, хотя власти это отрицают.

Принципы важнее прибыли.

Правда или нет, что бывший президент нефтяного гиганта "ЮКОС" опасается за свою жизнь, его адвокаты обещают передать его дело в Европейский суд по правам человека в Страсбурге. Они намерены доказать, что он является политическим заключенным, и что суд над ним не был справедливым. В то же время представляется, что Ходорковский, осужденный за уклонение от уплаты налогов и мошенничество после того, как 2 года назад начал финансировать оппозиционные политические партии, все еще имеет политические амбиции. В Москве давно ходят слухи, что Ходорковский мог бы избежать тюрьмы и остаться в бизнесе, если бы он пожелал заключить сделку и бежать из страны. У него даже имеется бизнес, чтобы им руководить, созданная им вместе с партнерами холдинговая компания "Менатеп", у которой есть зарубежные активы, в том числе "GTS Central Europe", которой принадлежат провайдеры телекоммуникационных услуг в регионе, а также 26-процентная доля в "Modgal Industries Ltd.", которая контролирует одну ведущую израильскую компанию по производству нефтехимической продукции. Но в прошедшем январе Ходорковский передал свои 60% акций в "Менатепе" Невзлину. "Тюрьма избавит Ходорковского от его олигархического имиджа и превратит его в политика нового поколения", - говорит связанный с оппозицией левого крыла политолог Станислав Белковский.

Находясь за решеткой, Ходорковский продолжает оставаться политически активным. В сентябре он выставил свою кандидатуру в парламент, но ему было отказано в регистрации после того, как вышестоящий суд подтвердил его виновность. Сторонники говорят, что он работает над политической программой, которая вскоре должна быть опубликована. "Его голос прозвучит, как призывный набат в политической пустыне, созданной теперешними властями", - говорит Иван Стариков, один из лидеров оппозиционного Союза правых сил, который руководил парламентской кампанией Ходорковского.

Однако если он всерьез намерен заняться профессиональной политикой, он должен преодолеть враждебность российской общественности. В своих заявлениях он склоняется на сторону левых, осуждая бедность и социальную несправедливость, равно как и авторитаризм. Он призывает к созданию "широкой социально-демократической коалиции", в которую войдут коммунисты и правые прорыночные группировки. Но пока представляется, что мало кто из рядовых россиян готов его поддержать. В результате проведенного в октябре с.г. независимым Центром Левады опроса общественного мнения выяснилось, что всего 18% опрошенных россиян симпатизируют Ходорковскому, а 67% - нет. "Он является так называемым олигархом, а их не любит большинство населения", - говорит аналитик Центра Левады Борис Дубин. Быть может, симпатии к Ходорковскому станут расти по мере того, как он будет томиться в Сибири. Его срок заканчивается в 2011 году. Но хотя он может рассчитывать на условно-досрочное освобождение в 2007 году, его команда адвокатов на это не надеется. "Я боюсь, что, пока в Кремле остаются Путин и его окружение, у Ходорковского нет шансов на освобождение", - говорит его адвокат Юрий Шмидт.

Даже после 2008 года, когда президент Владимир Путин должен уйти в отставку, Путин, как считает большинство аналитиков, останется ключевой политической фигурой, а Кремль по-прежнему будут контролировать его близкие союзники. "Кремль хочет решать, кому быть политическими лидерами, и это ограничивает демократический процесс", - говорит бывший советский диссидент Натан Щаранский, который сегодня является израильским политиком. Это не предвещает ничего хорошего политическим стремлениям Ходорковского. Тем не менее, его сторонники выражают надежду, что однажды общественное мнение выступит против Кремля либо в силу экономических проблем, либо потому, что избирателям надоедят авторитарные методы правления. Этот бывший магнат не может баллотироваться в президенты, сидя в тюрьме, но ему всего 42 года, а российская политика всегда непредсказуема. Три года назад мало кто мог бы предсказать, что самый богатый человек страны будет сегодня шить мешки для почты в сибирской колонии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.