МОСКВА, 10 ноября - Всего несколько лет назад руководители российского финансового ведомства могли лишь мечтать о той проблеме, на которую недавно ссылался Алексей Кудрин.

Благодаря огромным доходам от экспорта нефти Кремль имеет возможность выплатить 15 миллиардов долларов государственного долга уже в следующем году, то есть с опережением графика.

'Мы будем готовы выплатить всю сумму', - объяснил недавно группе инвесторов российский министр финансов Кудрин. Однако другие страны не разрешают России ускорить долговые выплаты, поскольку с этим долгом связаны и другие обязательства.

Заявления Кудрина демонстрируют экономические проблемы и острые внутренние дебаты. Это что-то новое для России, которая всего семь лет назад оказалась неспособной выплачивать свои долги.

Являясь вторым в мире по объемам экспортером нефти, и уступая лишь Саудовской Аравии, Россия ежедневно получает 500 миллионов долларов от нефтяного экспорта. Деньги приходят так быстро, что страна не успевает их переваривать, а это вызывает инфляцию.

Россия по-прежнему представляет из себя относительно бедную развивающуюся страну. Перед ней стоит очевидная необходимость решить накапливавшиеся десятилетиями проблемы инфраструктуры и вытянуть примерно 25 миллионов россиян из бедности - то есть ей есть куда вкладывать эти деньги.

Однако если она не сумеет по-умному ими распорядиться, российская растерянность перед новым богатством может превратиться в классический парадокс зажиточных времен. Речь идет о так называемой 'голландской болезни', которая поражает страны-экспортеры энергетического сырья.

Правительство тянут в разные стороны.

'У меня крохотная пенсия, - говорит 76-летняя вдова Лина Мартыненко, торгующая на московском тротуаре квашеной капустой в целлофановых пакетиках, чтобы получить хоть какую-то прибавку к своей пенсии в 98 долларов. - Мне нужно платить за квартиру. Продукты дорогие. Все, что я выращиваю у себя на садовом участке, я продаю здесь. Жить нам не просто'.

Проблема голландской болезни, а название это связано с тем, что произошло в 60-е годы с Голландией после открытия газовых месторождений в Северном море, состоит в том, что все больше и больше нефтяных долларов возвращается в Россию; они конвертируются в местную валюту, поднимая ее стоимость и увеличивая опасность инфляции.

Для России угроза заключается в том, что промышленное производство может придти в упадок, поскольку ее продукция за рубежом становится дороже, а более дешевый импорт увеличивается в объемах, приводя к деиндустриализации страны. Эта проблема представляет из себя обратную сторону хронических экономических трудностей России в 90-е годы, связанных со слабым рублем.

'В России всегда плохо, - жалуется директор фонда 'Открытая Россия' Ирина Ясина. - Плохо, когда нет денег, и плохо, когда они есть'.

Однако нынешняя проблема России - это все же лучше, чем трудности, стоявшие перед ней несколько лет назад.

Определенный эффект уже налицо, поскольку Россия начинает перевооружаться. Впервые за десятилетие правительство закупает больше вооружений и военной продукции для внутренних нужд страны, чем отправляет на экспорт.

Начальник Генерального Штаба генерал Юрий Балуевский в своем недавнем интервью правительственной 'Российской газете' заявил, что расходы на военную технику в будущем году увеличатся на 50 процентов. В бюджете 2006 года предусмотрены средства на все - от новых истребителей марки 'Су' до престижных каракулевых папах для российских генералов, отмененных в скудном 1993 году Борисом Ельциным в его бытность президентом.

1 ноября размер российского стабилизационного фонда достиг 38 миллиардов долларов. К концу этого года он может превысить 50 миллиардов. По закону о его создании данный фонд может быть использован только для выплаты внешнего долга или для пополнения государственного пенсионного фонда.

В опубликованном в этом месяце докладе Всемирный Банк заявил, что повышение курса рубля уже нанесло ущерб внутреннему производству. 'Многие отрасли борются за выживание', - говорится в докладе. По оценкам банка, за первые девять месяцев текущего года курс рубля по отношению к ряду иностранных валют вырос на 7,3 процента.

В прошлом году Россия перешагнула установленный в качестве контрольного показателя 10-процентный рубеж инфляции, зарегистрировав рост цен в 11,7 процента. По словам экономического советника президента Владимира Путина Андрея Илларионова, в этом году инфляционный уровень составляет около 11 процентов. Высокая степень инфляции угрожает промышленности страны и подрывает достижения в улучшении благосостояния народа.

Страх перед инфляцией заставил в 2004 году Илларионова и других либералов из правительства России изолировать доходы от нефтяного экспорта, направив их в стабилизационный фонд, который был скопирован с подобного фонда Норвегии и Постоянного фонда Аляски. Деньги изымались из обращения. На какое-то время это решило проблему того, что делать с миллиардами долларов.

Но теперь Россия намеревается начать тратить свои средства со специализированных нефтяных счетов путем создания второго фонда. Средства из предлагаемого нового фонда должны пойти на инвестиции в инфраструктуру через кредитные гарантии или через совместное финансирование, подкрепленное доходами от налогов на продажу нефти.

Даже с учетом инфляционных ограничений, вызванных колебаниями курса рубля на международных рынках, Кремль сегодня находится в гораздо более сильном финансовом положении, чем в любое другое время после схожего скачка цен на нефть в начале восьмидесятых.

Тогда Советский Союз бросил доходы от продажи нефти на последний виток гонки вооружений времен холодной войны, практически проигнорировав остальную экономику. А реформы, инициированные Михаилом Горбачевым, начались лишь после того, как цены пошли вниз.

На этот раз Путин предложил завершить строительство Богучанской ГЭС в Восточной Сибири, которое было начато в советские времена, но остановилось на полпути. Российские средства массовой информации начали носиться с идеей окончания строительства Байкало-Амурской железной дороги - еще одной эпохальной затеи советских времен, так и не воплощенной в жизнь.

Министр энергетики и промышленности Виктор Христенко проталкивает план использования нового инвестиционного фонда, размер которого в будущем году может достичь 2,4 миллиарда долларов, для восстановления производства транспортных самолетов 'Руслан'. Этот гигант российской авиации, способный перевозить 150 тонн груза, является крупнейшим реактивным транспортником в мире.

На правительственном вебсайте размещен стратегический документ о 'мерах по ускорению роста и увеличению конкурентоспособности экономики'. В нем поддерживается идея создания государственного фонда венчурного капитала для высокотехнологичных компаний.

Пока же налоговые поступления от продажи нефти, которые начинают идти в фонд, когда цены на нефть превышают 20 долларов за баррель, просто накапливаются на счете министерства финансов. Эти средства не вкладываются в акции или ценные бумаги; они не приносят дохода, хотя их цена повышается одновременно с ростом стоимости рубля по отношению к доллару, что вызвано динамикой нефтяных цен.

В рамках изменения такой политики министерство финансов в прошлом месяце заявило, что будет вкладывать средства в иностранные облигации и валюту в соответствии с планом, разработанным российским Центробанком - еще одним учреждением, сейфы которого сегодня забиты нефтедолларами. 28 октября золотовалютные запасы Центробанка достигли 164 миллиардов долларов. У Кудрина, чье министерство хочет обуздать инфляцию и использовать средства главным образом для выплаты внешнего долга, есть свои собственные противники и критики. Почти все остальные члены правительства стремятся начать тратить деньги: на инфраструктуру, на социальные нужды или на перевооружение военных, за что выступает кремлевская фракция сторонников жесткой линии.

Путин в этих условиях действует очень осторожно. Недавно он призвал ограничить расходы, несмотря на то, что Россия сталкивается с многочисленными проблемами. Он предложил продолжить пополнение Стабфонда и выплату больших сумм по внешнему долгу даже в условиях увеличения внутренних расходов. Политический имидж Путина - это образ защитника стабильности, а безудержный рост инфляции, вызванный неправильным расходованием средств от нефтяного бума, нанес бы ущерб такому имиджу.

Россия может 'воспользоваться международной экономической ситуацией, которая сегодня благоприятна для нашей страны, и заняться долгосрочными проектами', сказал президент. Однако 'в случае изменения ситуации нам вновь придется влезать в долги, чтобы завершить начатые проекты, либо резко урезать расходы'.

Но и в этом случае Путин знает, как надо тратить деньги. На сентябрьской встрече в Кремле с законодателями он пообещал в следующем году выделить дополнительно 4 миллиарда долларов на увеличение зарплат врачам и на прочие социальные расходы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.