Вслед за сообщениями о возможной экстрадиции в США бывшего российского министра атомной энергии Евгения Адамова, затем о судебном процессе над Виталием Калоевым, убийцей авиадиспетчера, и о сомнительных аспектах авиакатастрофы над Юберлингеном, неутешительные известия из Швейцарии заняли в третий раз за короткое время центральное место в передачах российских телеканалов и радиостанций. Русские относятся к вопросам культуры ревниво, культурное наследие и культурные ценности страны являются немногим, чем безраздельно продолжают гордиться страна и люди. Известие о наложении секвестра на пятьдесят очень ценных картин из российского Музея имени Пушкина тут же вызвало большое волнение и непонимание среди представителей самых широких слоев общественности, считающих это 'грубым нападением на национальное достояние'.

Так, директор Музея имени Пушкина Ирина Антонова заявила, выступая по радио 'Эхо Москвы', что считает арест картин совершенно недопустимым. Председатель российской Думы Борис Грызлов тоже заявил, что правовой стороной случившегося должны, по его мнению, заняться юристы и дипломаты, но мировое достояние культуры, как эти картины, становиться предметом подобных юридических споров не должны. Еще откровеннее высказался коллега Грызлова Сергей Миронов, председатель Совета Федерации, 'представительства регионов' в российском парламенте. Он не испытывает по поводу поведения швейцарских властей ничего, кроме возмущения, сообщил он вчера агентству Interfax.

Оперативно отреагировал также федеральный орган, ведающий вопросами культуры и кино, заявив уже во второй половине вчерашнего дня, что секвестр, наложенный на картины Музея имени Пушкина, является грубым нарушением международных обязательств по защите мировых культурных ценностей. Поэтому он, как заявили его представители, дал всем российским музеям указание прекратить со швейцарскими партнерами всякие переговоры об организации выставок в этой стране.

И руководитель Музея имени Пушкина, и представители ведомств культуры выразили озабоченность, что картины в результате их ареста могут пострадать. Российские средства массовой информации сообщают, что швейцарские исполнительные приставы якобы заставили водителей грузовиков, на которых перевозили картины, отсоединить фуры. В результате там были отключены климатические установки, что поставило под угрозу старые произведения искусства. Представители разных сторон указывают на то, что кантон Валлис дал для выставки гарантии безопасности. Если картинам в результате инцидента будет нанесен ущерб, то кантону и другим задействованным в инциденте учреждениям будут предъявлены требования о выплате большой компенсации. Впрочем, обращающая на себя внимание сравнительно сдержанная реакция российских правительственных учреждений позволила сразу же предположить, что выход из кризиса будет уже вскоре найден. Российский министр финансов Алексей Кудрин заявил, что спор с фирмой Noga трудный, но он надеется, что, в конечном счете, удастся договориться.

Требования фирмы Нессима Гаона (Nessim Gaon) отягощают российско-швейцарские отношения, по меньшей мере, уже десять лет. По этой причине российский президент Путин еще ни разу не был в Швейцарии с официальным визитом. В частности, Россия, по словам министра финансов, в принципе признает ответственность по долгам фирме Noga. Прежние органы власти допустили в договоре с ней грубые ошибки. Причиной, почему договориться о погашении долга, признанного Стокгольмским международным арбитражным судом, и выросшего сегодня, наверное, до 100 миллионов долларов США, пока не удается, за кулисами называют то, что Гаон снова 'обманул' Россию. Есть вопросы также и по поводу действий тогдашних, еще советских функционеров, заключивших своеобразное бартерное соглашение. Делом занималась Счетная палата. Официально говорится, что существуют встречные требования, что спор идет о бартерных сделках, которые женевский финансист заключал еще с советскими органами власти. Российская Федерация, конечно, взяла на себя старые долги, но в 2000 году была достигнута договоренность с Лондонским клубом, согласно которой, частные кредиторы отказались более чем от трети своих претензий. Не может быть так, чтобы Noga получила долг полностью, с набежавшими процентами, в то время как другие кредиторы должны отказаться от возвращения значительной части своей ссуды.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.