Ирина Антонова может, в конечном счете, видимо, снова считать, что была права. Еще перед началом в Москве международной конференции по вопросу перемещенных произведений искусства директор музея имени Пушкина в очередной раз подтвердила свою позицию: перемещенные после Второй мировой войны произведения искусства останутся в Москве, как 'тысячная доля компенсации' за ущерб, нанесенный немецкими войсками. Россия сохраняет твердость, потому что сильна. В данном случае мало пользы и от того, что музеи Берлина, Дрездена и Нойбранденбурга впервые получили возможность представить общественности каталог своих потерь. В остальном же двухдневная конференция, организованная US-Research Projekt on Art & Archives и московской Библиотекой иностранной литературы, была посвящена преимущественно проблеме так называемых похищенных произведений искусства. То есть, произведений, которые были похищены у их собственников во время национал-социалистского господства.

В этом плане Чарльз Голдштайн (Charles A. Goldshtein) из Research Projekt был расположен отводить Германии в делах, связанных с готовностью к возврату произведений, лишь скромное среднее место. Объектом острой критики стала из-за своей упорной сдержанности Венгрия. Немецкие участники сожалели, что в Москве, где проводилась конференция, слишком мало места было уделено проблеме перемещенных произведений искусства. Говорили, что двусторонняя германо-российская проблема, очевидно, не привлекает такого внимания международной общественности, как это имеет место в случае с произведениями, похищенными нацистами.

Российская сторона в этой связи в очередной раз изложила свою известную точку зрения, предусматривающую ограничения. Московский адвокат Генри Резник отказал Германии в любых претензиях на возврат перемещенных произведений искусства, поскольку она развязала войну и проиграла ее. Вывезенные после войны из Германии по распоряжению советской военной администрации предметы искусства были объявлены в 1997 году парламентом России собственностью российского государства. С той поры возвращать разрешается только то, что является собственностью людей, преследовавшихся по политическим или расовым мотивам.

На этой основе, которая с немецкой точки зрения противоречит международному праву, немецкие адвокаты пытаются, тем временем, помогать своим клиентам возвращать в отдельных случаях похищенные предметы искусства. Однако это, как сказал немецкий адвокат Ханнес Хартунг (Hannes Hartung), может привести к легитимации российского закона о перемещенных произведениях искусства. В результате теряется шанс говорить с позиции международного права.

То, что Россия склоняется к политике диктата, ясно показал арест в Швейцарии в момент проведения конференции 54 картин французских мастеров из Музея имени Пушкина. Фирма Noga добилась от органов юстиции, согласно решению Стокгольмского арбитражного суда от 1997 года, ареста произведений, экспонировавшихся на выставке. Таким образом Noga хотела вернуть себе российские долги в размере 120 миллионов долларов США. Последовал массовый протест из России. Федеральное правительство Швейцарии вскоре распорядилось снять арест с картин: это сделано, как заявил его представитель, исходя из конституции, в интересах соблюдения интересов страны. 'Грандиозный скандал', издевалась российская газета 'Коммерсант', в результате которого 'швейцарское правосудие проиграло'. Госпожа Антонова, видимо, с этим тоже согласна.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.