Недавние события в энергетическом секторе России показывают, что подход Москвы к экономическим вопросам становится все более прагматичным. Благодаря этим новым событиям российскому энергетическому сектору будет обеспечено более стабильное и безопасное будущее.

'Газпром' интенсивно заключал сделки во второй половине текущего года. В сентябре российский гигант приобрел около 73 процентов акций нефтяной компании 'Сибнефть' за 13,091 миллиардов долларов. Этот шаг гарантировал 'Газпрому' дальнейший контроль над энергетическим рынком России и укрепил его позиции крупнейшей в мире энергетической компании. Приобретение 'Газпромом' 'Сибнефти', резервы которой в 2004 г. составляли около 5 миллиардов баррелей в нефтяном эквиваленте (BOE) - важный шаг для энергетического гиганта, подтвержденные запасы которого составляют не менее 120 миллиардов BOE. До сделки с 'Сибнефтью' 'Газпром' монополизировал газовую сферу; приобретение нефтяной компании еще более расширяет влияние 'Газпрома' на рынке энергоносителей.

14 ноября 'Газпром' подписал соглашение с казахской газотранспортной компанией 'КазМунайГаз'. Благодаря этому соглашению, 'Газпром' получает монопольный контроль над экспортом казахского, узбекского и туркменского газа. Короче говоря, теперь 'Газпром' контролирует весь экспорт газа из региона. Эта сделка демонстрирует стремление 'Газпрома' исключить возможность проведения сделок с газом в регионе без его участия. Кроме того, председатель совета директоров компании Дмитрий Медведев занимает исключительно влиятельный пост - 14 ноября он был назначен вице-премьером России. Его новая должность позволит ему оказывать еще большее влияние на коммерческую политику государственного энергетического гиганта.

Но еще более волнующим, чем обе сделки, является грядущее голосование в Государственной Думе. По словам Валерия Язева, председателя комитета Госдумы по энергетике, транспорту и связи, 23 ноября Дума будет рассматривать законопроект по отмене имеющихся ограничений на приобретение акций 'Газпрома' иностранными инвесторами. Потенциальный сдвиг в политике 'Газпрома' - это кардинальный отход от нынешней политики, из-за которой акции концерна исключительно дороги и их крайне сложно приобрести. Поскольку в руках правительства остается 51 процент акций, о контроле над 'Газпромом' речь не идет. С либерализацией энергетического гиганта тянули слишком долго - российские власти давно намеревались снять ограничения на приобретение 49 процентов акций 'Газпрома' с тем, чтобы увеличить капитал, не позволяя иностранным инвесторам получить слишком много контроля. Рыночная капитализация, с которой связано предстоящее голосование - это долгожданный шаг к конечной цели - превращению 'Газпрома' в ведущую энергетическую компанию развивающегося мира.

Либерализация 'Газпрома' - это лучший выбор для будущего российской энергетики, поскольку она позволяет правительству сохранить контроль над энергетическим сектором. Еще один возможный шаг в этом направлении (который, скорее всего, будет отклонен) - это открытие внутренних фьючерсных торгов по производству и экспорту нефти-сырца марки Urals. Хотя Urals - единственная из крупных марок нефти-сырца с уровнем производства почти в 9 миллионов баррелей в день, Urals не используется в качестве международного нефтяного эталона нефти-сырца. Россию это мало беспокоит, поскольку нефть марки Urals эффективно используется в качестве средства для контроля над ценами и недопущения роста инфляции. Россия ограничивает экспорт нефти марки Urals зимой, когда в стране начинается рост цен. Снижение экспорта вызывает спад внутренних цен на нефть этой марки, что позволяет удерживать инфляцию. Нью-йоркская торговая биржа (The New York Mercantile Exchange) объявила, что она начнет фьючерсные торги нефтью марки Urals в Лондоне, но открытие фьючерсных торгов нефтью этой марки в Москве подорвет способность России использовать нефть марки Urals для контроля над рынком. Таким образом, лучшим вариантом для России является приватизация 'Газпрома' - она получает все выгоды от иностранных инвестиций и никакой ответственности за введение международного стандарта.

Эти три сценария показывают, что Россия начинает подходить к энергетическим вопросам исходя из гораздо более прагматичной оценки затрат и результатов. Интересы России начинают играть ключевую роль - при этом Медведев находится на посту, позволяющем ему максимально влиять на процесс принятия решений. Сделка с 'КазМунайГазом' и либерализация 'Газпрома' имеют для России четкий экономический смысл - первая дает ей тотальный контроль над среднеазиатским газом, вторая - позволяет получить дополнительные средства без потери контроля. Оба решения служат достижению цели Медведева - превратить 'Газпром' из государственной компании в мощное орудие российских властей на международной арене. Первые два решения позволяют понять их стратегические намерения, но не менее примечателен и отказ от третьего варианта. Он показывает, что Россия не собирается отказываться от контроля. Выгоды от открытия фьючерсных торгов нефтью марки Urals просто не перевешивают стоимости этого шага. Медведев заинтересован в Западе - но не в том, чтобы Россия стала его частью. Скорее, он стремится использовать Запад для достижения российских интересов.