Москва, лето. Четырнадцать лет назад. Город бурлит, Советского Союза больше нет - он распался на тысячу кусков и пятнадцать отдельных государств. Люди боятся этого, но многие верят в то, что Россия всей страной повернет к демократии, и что это будет так же естественно, как человек, пробывший слишком долго под водой, вынырнув, жадно глотает свежий воздух свободы.

В ночь на 22 августа 1991 года в центр Москвы решительно пришли около пятидесяти тысяч человек. Приведя с собой несколько строительных кранов, они закрепили свою надежду на лучшее будущее после советской нищеты, раскачав, сорвав с пьедестала и опрокинув страшный памятник перед зловещим зданием КГБ - памятник Феликсу Дзержинскому, отцу советской тайной полиции, создателю гулага, человеку, подчиненные которого претворяли в жизнь мечту Ленина об идеальном государстве, убивая и подвергая пыткам миллионы людей. Дзержинского, однако, не разбили на мелкие кусочки - всего лишь сослали на задворки Новой Третьяковской галереи.

Это место трудно найти, но мы, иностранцы, часто ходили на это, как мы его прозвали, 'кладбище монстров'. Туристам с Запада всегда приятно посмотреть как на бюст Хрущева с отбитым носом, так и на 'товарища Дзержинского', лежащего на спине и устремившего свой стальной фанатичный взор в пасмурное московское небо.

Однако для некоторых русских это кладбище стало местом настоящего паломничества. Кто-то постоянно раскладывает вокруг памятника свежие красные гвоздики, постоянно напоминая, что остались в бывшем Советском Союзе люди, до сих пор верящие в старую пропаганду. Для них Дзержинский - победитель преступности, сокрушитель врагов государства и покровитель беспризорных детей.

Ноябрь этого года отметился возвращением Дзержинского в центр Москвы. Эта операция прошла без лишнего шума, речь идет совсем не о старом памятнике и не о старом месте - на крупной транспортной развязке, в двух шагах от подвалов КГБ, стены которых помнят кровь множества жертв, - но само действие не лишено мрачного символизма.

В новой России 'Железный Феликс' вернулся на место в нескольких кварталах от КГБ - его бронзовый бюст вернули на пьедестал в Министерстве внутренних дел (так в тексте. Речь идет о здании ГУВД г. Москвы на Петровке, 38 - прим. перев.). Это бюст человека, создавшего в 1917 году 'Чека', Чрезвычайную комиссию, которая устроила по всей стране кровавую баню арестов и казней, позднее получивших имя 'красного террора', и стала основой для создания КГБ - тайной полиции и шпионской организации советского государства, ставшей символом варварства 20-го века.

К сожалению, восстановление памятника Дзержинскому - явление отнюдь не неожиданное. Это всего лишь еще один шаг из многих 'шагов назад' - от усиления государственного контроля над прессой до устранения политических противников президента руками кукольных судей. Государство не переставая давит на гражданские организации, а президент Владимир Путин тем временем выказывает совершенно никому не нужные знаки солидарности с деспотической и запятнанной кровью властью Узбекистана. Кроме того, после последней перетряски кабинета все только и говорят о том, кого Путин готовит в качестве собственного кандидата на 'вроде-как-выборах', и это немного напоминает старую добрую кремлинологию, когда о будущем лидере судили по тому, на каком месте мавзолея Ленина он стоит на военных парадах. Если даже Путин, как обещает, не будет баллотироваться на третий срок, выступать против избранного им преемника будет чрезвычайно опасно.

Хотя связь Путина с восстановлением памятника Дзержинскому и не подтверждается, те, кто это сделал, явно знают, что президент никогда не выступит против ностальгии по советским временам - ведь не случайно именно из его уст, да еще и в официальном обращении к нации, прозвучала фраза о том, что распад Советского Союза - 'величайшая геополитическая катастрофа столетия'. Миру остается лишь надеяться, что Путин не будет его восстанавливать, как восстанавливает, один за другим, кровавые памятники прошлого.